религиовед Ивар Максутов

Нужны ли нам религиоведы?

За два десятилетия, прошедшие с начала перестройки, провозгласившей свободу совести и свободу религии, в религиозной ситуации на постсоветском пространстве произошло немало изменений, которые повлияли на формирование облика нового российского общества и задали целый ряд до того неслыханных вопросов. Так получилось, что я стал непосредственным свидетелем этих событий, взрослея вместе с эпохой.

Изменения, происходившие с моей страной, привели к появлению в публичном дискурсе персонажей, стремившихся и стремящихся определять политику государства и общественное мнение в сферах, казалось бы, сугубо личных, а именно: нравственной и религиозной. Дискуссия по многим важным вопросам происходила в обществе практически без участия ученых, которые могли бы представить взвешенный взгляд на идущие в стране и мире эволюционные и революционные процессы.

Причиной этого был в первую очередь «эзотерический синдром гуманитарных наук», который предполагал отношение ученых к собственному знанию как к сакральному, которое не может быть открыто никому, кроме узкого круга посвященных, обладающих достаточной подготовкой и владеющих необходимым символическим «эзотерическим» языком. Этот принцип, распространяясь на все без исключения гуманитарные науки, затронул в большей степени те, что имели непосредственное отношение к идеологически-ориентированным научным дисциплинам, к каковым без сомнения относилась и советская наука о религии, именовавшаяся не иначе как «научный атеизм». И хотя сегодня можно услышать о том, что среди научных атеистов было немало серьезных исследователей, несомненным остается тот факт, что участие в идеологической работе этой дисциплины и ее представителей связало их по рукам и ногам и, к сожалению (или к счастью), не позволило принять участие в медийном и публичном дискурсах формировавшегося нового общества.

Те же из религиоведов, кто все-таки вступил на этот трудный путь, чаще всего оказывались в том или ином политическом «лагере», зачастую забывая о своем академическом статусе, научном поприще и призвании. Подобных примеров история науки знает немало и это касается не только религиоведения. Однако для начала новой российской истории этот факт является весьма примечательным и показательным.

Проблема присутствия ученого-гуманитария в медийном пространстве, и особенно присутствие религиоведа, беспокоит сегодня представителей академического сообщества в самых разных странах и регулярно обсуждается на научных конференциях и в кулуарах. Я сам регулярно бываю свидетелем таких споров, где одни доказывают другим о пользе или вреде участия исследователей религии в публичном дискурсе.

Лично меня эти скандалы и конфликты, один за другим возникающие в пространстве межрелигиозного диалога и становящиеся предметом подробного разбора и обсуждения в масс-медиа, убеждают в том, что сегодня обществу в этой сфере требуется присутствие специалистов-религиоведов. В то же самое время этих самых специалистов в медиа нет.

И причин тут мне видится две. С одной стороны, масс-медиа не знает об их существовании, поскольку в обществе отсутствует такой социальный статус как «религиовед». А, с другой стороны, сами религиоведы весьма пассивны в контактах с медиа-средой, зачастую чураются ее и бояться оказаться неправильно или превратно понятыми.

Для решения, в том числе, и этой проблемы у меня и у некоторых коллег уже довольно давно возникла идея аналитического портала о религии и религиоведении. По мере дискуссий и обсуждений с коллегами и друзьями стало ясно, что эта идея находит отклик у многих, что желание представителей академического сообщества быть услышанными и правильно понятыми есть не только у российских ученых, но и исследователей в Европе и мире. Так постепенно стал рождаться Religo.ru.

Я наблюдаю за ним вот уже несколько месяцев и весьма любопытно отмечать как в наших материалах (формат которых мы создаем фактически с нуля) в оценке некоторых актуальных событий начинает проступать собственно религиоведческий пласт, контекст истории религий, который в масс-медиа сегодня практически полностью отсутствует. Как за политическими, экономическими, социальными и иными факторами на первый план выходит собственно религиозная тематика. Такой результат, начавшийся с простой интуиции нескольких друзей, мне представляется хорошим подспорьем в дальнейшей работе. А работы нам предстоит очень много. Все-таки трудно быть первыми…