vasiljev

Во имя Родины и Рода

После распада СССР в ситуации наиболее сурового кризиса идентичности оказался русский этнос. Если прочие «народы» могли хотя бы опереться на опыт создания постколониальной национальной идентичности в «третьем мире», то у русских не было и этой возможности. В качестве реакции на «неожиданный» подъем самосознания нерусских этносов и на посыпавшиеся обвинения в шовинизме и эксплуатации, естественным выходом показалось развитие русского этнического национализма в качестве новой основы для идентичности. Вселенское православие не удовлетворяло большинство националистов; раньше или позже они приходили к необходимости чисто русской этнической религии, то есть, язычества («язык» — по-церковнославянски – «народ»).

Неполитизированные язычники, которые в России составляют меньшинство, интересуются разработкой ритуалов, шитьем одежды, вылазками на природу и другими компонентами «языческого образа жизни». Их политические взгляды не обусловлены принадлежностью к языческим общинам. Для сторонников политического неоязычества ритуалы или выработка мифологии не особенно важны, язычество для них – скорее основа идентичности русского народа, чем личная религия. Язычество для националистов – не результат личного духовного поиска, а плод последовательно воплощения в жизнь политической позиции.

Большинство националистических организаций соединяют этнизированное православие с элементами неоязычества. Наиболее радикальные русские националисты полностью отрицают христианство, предлагая заменить его на истинно русскую языческую религию (они предпочитают обозначать ее как родную веру, а себя – как родноверов). Ко второму типу относятся, например, издательская группа «Русская правда», «Союз славянских общин», «Русское освободительное движение». Языческая община определяется родноверами как группа не менее, чем из семи членов, носящих славянские имена, имеющая жреца, место для праздников и проводящая не менее четырех праздников в год. На язычестве основаны многие клубы, обучающие так называемой славяно-горицкой борьбе. Борцы, например, принимают языческие имена (создатель славяно-горицкой борьбы А.К. Белов известен также как Селидор).

Идеология крайнего русского национализма характеризуется расистским подходом к русским как к наиболее совершенному подвиду белой (арийской) расы, как в культурном, так и в антропологическом смысле. Этой расе приписываются такие духовные качества как воинственность, суровость, жесткость и т.д., что противоречит широко распространенной традиции приписывать русским такие черты как слабость, доброта, покорность, которые обычно ассоциируются с женственностью. Язычники-националисты стремятся порвать с исторически сложившимся мнением о русском национальном характере. Они стремятся к усилению «германского элемента» в русской душе. «Женственная» мягкость и миролюбие славянства противопоставляется мужественному германству. К идеям славянского братства язычники относятся скептически.

Физически русский этнос, по мнению националистов, характеризуется белокурыми волосами, голубыми глазами, атлетическим телосложением. Визуальное воплощение идеалы язычников нашли в картинах советского художника Константина Васильева (1942-1976), которые создают подчеркнуто мужественные, «германизированные» (вплоть до использования символики орла) собирательные образы русского народа. На картине “Русский витязь” (1974 г.) облака за спиной витязя образуют отчетливый силуэт орла, который в советском культурном пространстве мог связываться либо с царской Россией, либо с Германией (во времена былинных витязей символика орла на Руси не использовалась). Более того, на предположительно русском витязе – древнегерманский шлем. Его кольчуга украшена изображениями солнца – символа мужественности. Эти детали не случайны, так как Васильев являлся иллюстратором “Кольца Нибелунгов” Вагнера. Музей Васильева в Москве является популярным местом языческих мероприятий, в киоске продают родноверческую и националистическую литературу и символику. Герой популярной книги Дмитрия Нестерова «Скины. Русь пробуждается» торжественно посещает музей Васильева.

Проблема русских родноверов в том, что они не могут опереться ни на какую живую языческую традицию. На Алтае, например, сохранились практикующие шаманы, но в Центральной России едва ли остались практикующие волхвы. Лидеры родноверов признают, что русская национальная религия за тысячу лет христианства серьезно пострадала, поэтому большей частью ее приходится «реконструировать» или создавать заново. Теоретики ссылаются на проснувшуюся память предков-волхвов как на источник знаний об исконно русской религии. Многое в практике политизированных язычников взято из православия, но с обратным знаком. Например, православные издания обычно выходят по благословению архиереев, а газета «Русская правда» — «по благословению волхва Святорусского Ратебора».

Русский национализм, разумеется, не является универсальной идеологией. Отсюда проистекает радикальный отказ язычников от всех форм мессианства в пользу национального эгоизма. Идея вселенской миссии России по спасению человечества навеяна, по их мнению, христианством и является ложной. Основной политический проект националистов — создание в составе России т.н. Русской Республики или «республики русского народа». Она должна не просто стать одной из республик в составе Российской Федерации, но отгородиться от других (национальных) республик, выслав предварительно со своей территории представителей всех нерусских народов. Язычники подчеркивают, что являются именно «националистами», а не «патриотами». Россию они часто презрительно называют «эрэфией» или «россиянией». Хотя неоязычники отрицательно настроены по отношению к православию, для радикальных русских националистов они готовы сделать исключение. Например, родноверы выступили с призывом оказать материальную и моральную помощь православным националистам, находящимся в заключении, в том числе издателю «Руси православной» К.Ю. Душенову.

Главным каналом установления связей между политическими языческими организациями является интернет. Существуют базы данных, рассылки и форумы, позволяющие быстро обмениваться информацией в среде сторонников без всякой необходимости собирать людей вместе физически. Многие радикальные языческие сайты размещены вне пределов России. Из интернета можно распечатать все пропагандистские материалы и распространять их, не вступая в организацию. По некоторым листовкам нельзя сказать, какая организация является их источником. Вероятно, политизированные язычники сознательно заимствуют опыт различных групп сторонников «белого превосходства», неонацистов и других военизированных организаций на Западе. Поскольку российские националисты давно установили контакты с подобными зарубежными организациями, неудивительно, что они становятся все менее и менее «видимыми».

Невиртуальные организации политических неоязычников часто носят военизированный характер, давая молодежи возможность бесплатно научиться боевым искусствам, владению оружием, получить спортивную подготовку. Многие из них созданы на основе клубов славяно-горицкой борьбы (например, Центр древнерусских ратоборств и воинской культуры “Святогор” в Калуге, клуб «Тригора» в Санкт-Петербурге, клубы «Сварог» и «Русь» в Москве). Националистические организации соединяют изучение единоборств, огневой подготовки и выживания с внушением принципов своей религиозной идеологии (в официальных документах это может формулироваться как «изучение славянской философии и обычаев»).

Неоязычество представляет собой не только политическое движение, но и относительно замкнутую субкультуру, обладающую собственным языком, дресс-кодом, правилами поведения. Например, родноверы стремятся пользоваться «славянскими» обозначениями месяцев вместо латинских заимствований (стужень, лютень вместо январь, февраль) или заменять иностранные слова «славянскими» эквивалентами (светописи вместо фотографии, изведы вместо интервью). Использование некоторых слов (вполне безобидных) выполняет роль маркера и лакмусовой бумажки неоязыческой идентичности. Например, вместо «русский» (в смысле, этнически русский) язычник скорее всего использует архаическое «росс» или «русич». Какая-нибудь нейтральная фраза («мы, русские, гостеприимны») может приобрести политические коннотации в зависимости от избранного слова («мы, русы, гостеприимны»).

Радикальные неоязычники настаивают, что родновер обязан носить особую одежду: славянскую рубаху и головную повязку. На языческих сайтах можно купить рубаху или скачать выкройки для самостоятельного шитья. Однако большинство неоязычников носит особую одежду только на религиозных праздниках. Чем более политизированы неоязычники, тем менее они склонны одеваться в родноверческую одежду. Лидеры неоязыческих движений, озабоченные проблемой «респектабельности», носят белые рубашки и галстуки. Следует также иметь в виду, что у большинства людей просто нет достаточно денег, чтобы одеваться в соответствии с требованиями субкультуры.

Следует отметить, что, несмотря на неприязнь к универсальным идеологиям, представления многих националистов так же страдают универсализмом. Значительная часть националистов не просто признает православие, но и объявляет себя его защитниками, не отрицая в то же время «дохристианской традиции». Причины идеологической непоследовательности националистов в стремлении расширить собственную базу, в том числе этническую. Многие неоязычники утверждают, что каждая версия язычества является национальной разновидностью общей арийской религии ведизма. На ведизме строится также украинская и армянская версии неязычества. Таким образом, язычество в интерпретации националистов напоминает православие с его автокефальными церквами, составляющими единую Вселенскую Церковь.

Ведизм русских неоязычников основан на так называемой «Влесовой книге» — наборе деревянных дощечек с письменами, обнаруженном в 1919 году. Одна из этих дощечек (номер II, 1) содержит изложение религиозно-философской доктрины, близкой к древнеиндийской. Что касается веры в многочисленные божества, то они определяются как воплощения единого бога или как символы природных явлений. Это позволяет отрицать собственно языческий (политеистический) характер русского ведизма. Тем самым «русская вера» предстает в виде никогда не прерывавшейся традиции, а переход русских в христианство лишается исторического смысла.

Ведизм как религиозная идеология был предложен в ХIХ веке индийскими реформаторами индуизма (такими как Свами Даянанда Сарасвати), считавшими, что современный им политеистический индуизм — продукт серии деградаций древней арийской религии, отраженной в Ведах. Предполагалось, что эта древняя религия была монотеистической. Возникновение ведизма современные ученые связывают с влиянием на индийскую интеллигенцию христианства, которое индийцы считали основой мощи Британской Империи. Примерно то же видят в язычестве современные русские неоязычники: не столько религию природы, почитание стихий и т.д., сколько еще одну мировую «религию книги».

  • Валерий

    За-чем? зачем всё это? Корни, и так далее? Если вы хотите обустроить Россию и дух народа, зачем вам эти копания в дощечках или ещё того хуже — в православии. Неужели не хватает совести? Да- да, элементарной совести, смелости решений? Неужели этого мало?
    Да определите вы наконец, что есть счастье, и справедливость и творите оное. Ну что не понятного? На каком ещё языке вдалбливать?
    Начинаете: русски этнос, попославие, (православие) духовенство. Иисус, это дьявол, он и есть сатана. Пока втыкаете кресты в могилы, вы прокляты Богом.
    Ибо какой нормальный человек, будет есть плоть и пить кровь (причащение) чтобы спасти душу свою? Только безответственный идиот, ничтожество. Не можете от этого избавить Россию, верно о ней и вас написано «не мечом будете поражены».

  • DUM

    Валерий — а вам пора уже к психиатру.

  • Андрей

    Национализм представляется тупиком в идее восстановления Русского язычества. Та же Велесова книга перекликается и с Индуизмом и со Скандинавскими традициями. Тем более в наше время просто невозможно вырвать Русское язычество из контекста мировой Ведической культуры. Национализм — это
    идея политиков, рвущихся к переделу власти и им безразлична судьба людей,
    им нужна слепая сила, кувалда для смены власти, и их идей ноционализма постоянно перерастают в откровенный нацизм и фашизм.