Папа Пий XII на площади в Риме

Назад в будущее

Есть ли будущее у диалога иудеев и христиан? 19 декабря Папа Бенедикт XVI подписал декрет, подтверждающий «героические добродетели» Папы Пия XII, чем вызвал неодобрение иудеев, многие из которых считают, что на Папе Пие XII лежит доля ответственности за Холокост. Главный раввин Рима Риккардо Ди Сеньи, глава Союза еврейских общин Италии Ренцо Гаттенья и глава Римской общины Риккардо Пачифичи отметили, что хотя беатификация Понтифика – внутреннее дело католической Церкви, в которое иудеи не собираются вмешиваться, действия Папы Бенедикта XVI могут повлиять на иудео-христианский диалог. Иудеи апеллируют к «молчанию» Папы Пия XII во время Холокоста, что, по их мнению, портит его «одностороннюю и определенную» оценку как исторической фигуры.

Холокост стал поворотным событием не только для иудеев, но и для христиан, хотя последние далеко не сразу стали осознавать это. Вопрос о том, как жить, верить и молиться после Освенцима стал радикальным богословским вызовом христианству. Осмысляя произошедшее, многие христиане стали признавать свою вину и сожалеть о «молчании церкви», считая, что церковный антииудаизм стал причиной безмолвия большинства христиан перед лицом нацистских преступлений. «Стал ли Холокост результатом прежде всего расового антисемитизма, или же он имел и религиозные корни?» — таким вопросом задавались христиане в поисках путей к диалогу. Несмотря на то, что нацистская идеология имела, главным образом, атеистическую направленность, многие века христианской проповеди подготовили плодотворную почву для возрастания ненависти к евреям, а также сделали христиан бесчувственными к геноциду еврейского народа.

В документе «We Remember: A Reflection on the Shoah» — «Мы помним: размышления о Холокосте» Комиссия Ватикана по религиозным связям с евреями размышляет о том, сделали ли христиане все возможное для спасения евреев. Конечно, среди христиан находились люди, которые помогали преследуемым даже с риском для собственной жизни. Однако многие, в лучшем случае, бездействовали. Что же сделал в этом направлении Ватикан?

pius11Не безынтересно посмотреть на историю отношений Ватикана и нацистского режима, отраженную в общедоступных документах.  В 1937 году Папа Пий  XI опубликовал энциклику «Mit brennender Sorge» – «Со жгучей заботой» (написанную, в отличие от большинства энциклик, по-немецки), осуждающую язычество нацистских теорий, обожествление государства и разделение людей по расовому и национальному признакам. «Никто, но только лишь умы поверхностные, неглубокие могут прийти к идее национального Бога, национальной религии. Или попытаться замкнуть в рамках одного народа, в тесных границах одной расы Бога, Создателя вселенной, Царя и Законодателя всех наций, перед чьей безмерностью они «как капля из ведра». Энциклика была контрабандой перевезена в Германию и зачитана Мессе в Вербное Воскресенье 14 марта.

Самая спорная и дискуссионная фигура в истории Ватикана во время Холокоста – Папа Пий XII. С его именем как раз и  связан традиционный сюжет, называемый «молчанием Пия XII». Pope Pius XIIСегодня действия Папы оцениваются в отрицательном ключе: его обвиняют в том, что своим молчанием он не остановил агрессора. Сама легенда о молчании Пия XII началась с пьесы Рудольфа Хоххута «Наместник», поставленной в 1963 году в Восточном Берлине. В ней Папа – пособник фашистского режима, он молчит и намеренно закрывает глаза на происходящие. Однако если оторваться от драматургии и вернуться к истории, выяснится, что, возможно, Папа Пий XII предпочел словам – дела. Такой вывод сделал современный историк  Пьер Бле (Pierre Blet) по итогам работы с ватиканским архивом. Хотя, строго говоря, сказать, что Пий XII молчал, нельзя. В своей первой энциклике «Summi Pontificatus» от 20 октября 1939, Пий XII предостерег христиан против теорий, отрицающих равенство человеческих рас,  и обожествление государства, сказав, что видит в этом явную тенденцию к тому, что людей «настигает власть тьмы».

Хорошим примером того, что молчание, возможно, было единственно верной политикой, может служить история, связанная с протестом, который Папа собирался опубликовать в официальном печатном органе Ватикана, газете «Обсерваторе Романо». В 1942 году Голландское vatican3католическое духовенство выступило с открытым протестом против депортации евреев, и в ту же ночь 40 тысяч евреев были согнаны в концлагеря. Пий XII сказал, что если «протест голландского духовенства стоил 40 тысяч жизней, мой протест будет стоить 200 тысяч», и снял его. В то же время, по подсчетам современного еврейского историка, порядка 860 тысяч евреев было спасено благодаря дипломатическим службам Ватикана. Также по приказу Папы почти двести католических учреждений в Риме и его окрестностях, включая Базилику Святого Петра, открыли свои двери для тысяч еврейских беженцев. Во время войны главный раввин Иерусалими Исаак Херцог (Isaac Herzog) писал: «Мне хорошо известно, что Его Святейшество Папа до глубины своей благородной души был противником всех гонений и особенно гонений … которым нацисты неустанно подвергали еврейский народ … Я пользуюсь этой возможностью, чтобы выразить мою настолько же искреннюю, насколько и глубокую признательность … за неоценимую помощь, оказанную Католической Церковью еврейскому народу в его несчастии».

После войны отношение евреев к Папе не изменилось. Так, Моше Шаретт (Moshe Sharett), ставший премьер-министром Израиля, сказал Пию XII, shoaчто его «первейшим долгом» было поблагодарить Папу и католическую Церковь «за все, что они сделали … чтобы спасти евреев». Пинхас Лапид (Pinchas Lapide), консул Израиля в Италии, писал, что «католическая Церковь во время войны спасла больше еврейских жизней, чем все другие церкви, религиозные учреждения и организации спасения вместе взятые». Морис Эдельман (Maurice Edelman), президент Англо-Еврейской Ассоциации, посетил Пия XII, чтобы лично поблагодарить его за спасение жизней стольких евреев. В 1958, когда Пий XII скончался, Голда Меир (Golda Meir),  посол Израиля в ООН и будущий премьер-министр, сказала: «В течение десяти лет нацистского террора, когда наш народ прошел через ужасы мучений, Папа возвысил свой голос, чтобы осудить палачей и выразить сочувствие их жертвам». В этом же ключе высказались Наум Голдман (Nahum Goldmann), президент Всемирного Еврейского Конгресса и раввин Элио Тоафф (Elio Toaff), позже ставший главным раввином Рима. The Jewish Post от 6 ноября 1958 сообщала: «Понятно, почему кончина Папы Пия XII вызвала чувство искренней горести практически во всех секциях Еврейских Кварталов. Возможно, не было в нашем поколении ни одного правителя, который сделал бы больше для евреев в час их величайшей трагедии, во время нацистской оккупации Европы, чем покойный Папа».

Таким образом, мы видим оценку деятельности Папы диаметрально противоположную нынешней. Историк религии Алексей Юдин в эфире радио Эхо Москвы проиллюстрировал эволюцию общественного мнения двумя цитатами из «The New-York Times». Первая – публикация 25 декабря 1942 года: «Голос Пия XII является одиноким голосом среди молчания и мрака, окутавшего Европу в это Рождество. Папа является единственным правителем на европейском континенте, который осмелился возвысить свой голос». Вторая – 18 марта 1998 года, через 46 лет: «Необходимо тщательное расследование папы [Пия XII]. Настал час Иоанну Павлу II, его преемнику, сделать следующий шаг и открыто признать, что Ватикан не смог решительно противостоять тому злу, которое навалилось на Европу». По мнению Алексея Юдина, изменение оценки связано с изменением политической конъюнктуры. Судя по всему, происходящее переосмысление событий Второй мировой войны действительно может быть ничем иным, как политизированным гротеском, в котором личность Пия XII – повод, а не причина. Возможно, причину напряженных отношений Ватикана и иудеев следует искать где-то ещё?