1 207

Вт, 19 Январь 2010

Рыцарь Бахауллы

Интервью с Хельмутом Винкельбахом, основателем первой в Беларуси общины бахаи

House of Worship Germany Winter610

В 2009 году в Беларусь вернулся (с надеждой, что в этот раз навсегда) Хельмут Винкельбах, немецкий инженер-электронщик, который в 1978 году, сам того не зная, стал одним из последних Рыцарей Бахауллы (пионеров, открывших для веры бахаи новые страны). В 1970-ых годах ХХ века, в соответствии с Великим Планом Шоги Эффенди, бахаи уже проникли практически во все уголки планеты, однако Советский Союз был еще не готов к возрождению уничтоженного в 30-е годы движения бахаи.  Хельмут Винкельбах основал первую в Беларуси общину «Садовников Господа», тем самым поставив одну из последних жирных точек на географической карте религии бахаи.  В своем интервью вернувшийся на вторую Родину Рыцарь ответил на вопросы о себе и вере бахаи.

Давайте начнем с вопроса о том, как вы стали бахаи.

Хельмут Винкельбах

Хельмут Винкельбах

Х. В. Я стал бахаи много лет тому назад. До 14 лет я был католиком. Мама регулярно водила нас вместе с моим братом-близнецом в церковь. Это был семейный закон — каждое воскресное утро мы шли в церковь. Уже в 14 лет мы с братом постоянно задавали матери один и тот же вопрос: «Мама, зачем нам это нужно? Мы хотим утром выспаться». И, наконец, вообще отказались от посещений церкви. В 17 лет я почувствовал, что в моей жизни не хватает чего-то существенного, и есть духовные вопросы, за разъяснениями которых я мог обратиться только к церкви. Начался путь поиска. И я возвратился в церковь с вопросами. В возрасте где-то до 14 лет, я, не сомневаясь, доверял священнику и верил его словам, но в 17 лет, имея кое-какие духовные познания, понимание справедливости и собственное мироощущение, я уже произносил в ответ: «Это может быть и не так». Задавались вопросы, и начиналась дискуссия. Тогда я жил в Майнце и общался с ксендзом церкви, в приходе которого состояла наша семья. Еще была возможность обратиться во Франкфурт в католическую епархию для получения официального ответа на интересующие вопросы. В то время я постоянно общался с людьми разных конфессий: встречался с протестантами, которых было много в нашем городе, общался с буддистами, йогами, и понемногу изучал эти и другие религиозные течения. И регулярно задавал вопрос ксендзу: «Что Вы думаете об этой религии?» — «Это плохо» — «А что вы думаете об этой?..» — «Тоже очень плохо». Правда, сегодня позиция Католической церкви в отношении религий изменилась. Например, Карл Леман, Главный кардинал, приглашенный в 2008 г. в г. Майнц на конференцию «Мужество к диалогу – «Мировые религии – понимание, согласие, ответственность», причислил веру бахаи к мировым религиям. В то же время (это был 70-й год) в Германии по телевидению каждое воскресенье шел цикл передач о разных религиях. И я всегда с большим интересом смотрел их. И однажды была передача о вере бахаи, в которой донесли основную идею, проповедуемую религией — один Бог, одна религия, одно человечество. Это соответствовало моему пониманию устройства мира, и религия вызвала у меня интерес. И я снова обратился к ксендзу с вопросом относительно веры бахаи, и он ответил, что вера бахаи – это очень плохо. И чем больше они говорили: «Это плохо» — тем сильнее у меня была потребность изучать религию и составлять собственное представление о ней. Изучая, я понял, что вера бахаи – это для меня.

А что вам еще было неприятно в католицизме, кроме отношения к другим религиям?

Х. В. Грех. По причине греха Адама и Евы, их падения, изгнания из рая, грешен каждый человек. Католицизм развивал у меня необоснованное чувство вины. Ксендз каждую вторую встречу говорил мне о грехе. И, в конце концов, я подумал, что осознание греховности, наверное, далеко не главное в предназначении человека.

А ваши родственники –  бахаи?

Х. В. Нет. Брат немного интересовался раньше верой, но он очень занятой человек, он не стал бахаи.

Но вы с ними говорили о вере?

Х. В. Да. Когда была жива бабушка, мы читали вместе молитвы. Я думаю, она поняла духовную суть веры бахаи. Мама же всегда говорила: «Хельмут, если ты хочешь быть активным в религии, ты можешь стать ксендзом! Иди – учись! Зачем тебе нужно другое вероисповедание?». В нашей семье это была традиция: дедушка был католиком, отец был католиком, значит, ты тоже должен быть католиком. Но родители все-таки с уважением приняли мое решение быть бахаи и меня как бахаи.

А ваши дети?

Х. В. Мои дети тоже бахаи. Дочь — с 15 лет, сын — с 16.

Получается, что веру бахаи Вы приняли самостоятельно.

Х. В. Самостоятельно. Когда я познакомился с Верой, мне было 18 лет, а когда ее принял – 23 года.

Прошло 5 лет…

Х. В. Изучал, искал…

А как на Вас повлияли сами бахаи в принятии этого решения. Вы с ними общались?

Х. В. В Майнце община бахаи была небольшая и малоактивная. В основном, это были студенты, которые приезжали учиться, а отучившись, уезжали. А в соседнем городе Висбадене возраст общины насчитывал много лет, и там всегда была интересная и насыщенная общинная жизнь: встречи, мероприятия, духовные программы, углубленное изучение веры, и все это происходило в красивом Центре бахаи.

Но было что-то, после чего Вы приняли окончательное решение?

Х. В. Да, вспыхнувший во мне огонь любви к Богу. Я дружил с одним бахаи, мы встречались и часто отдыхали вместе. И вот в один из вечеров нас собралось человек 8-9. Все постепенно ушли, а я остался. Мой друг, чувствуя, что со мной, с моей душой происходит нечто важное, общался со мной до утра. В нашей беседе в какой-то момент прозвучало: «Если ты становишься бахаи, ты получаешь знание, что Бог единственнен, в подарок. И этим знанием нужно делиться с другими людьми, нельзя оставлять такой подарок только для себя». И во время этого разговора я почувствовал в моей душе такой огонь любви к Богу, что я сказал: «Я бахаи».

То есть окончательное решение было связано не с решением какого-то теоретического вопроса, а с личностью конкретного бахаи?

Х. В. Хотя мы обсуждали разные вопросы, но все-таки присутствовал какой-то особенный дух в нашем общении. Мы говорили от сердца к сердцу. Разум был больше использован 5 лет назад, когда я был в поиске. В нашей встрече присутствовало нечто другое – духовная атмосфера, мы ведь вместе молились.

В каком году было?

Х. В. В апреле 1974 г.

А когда Вы поехали в СССР?

Х. В. В декабре 1978 г.

Эти четыре года Вы были «рядовым» верующим или уже было желание активно распространять веру бахаи, стать настоящим «миссионером»?

Х. В. После той ночи, когда я принял веру бахаи, я стал очень активным верующим. Сегодня могу сказать, что был в какой-то мере фанатом. Для меня было ясно, как день, что вера бахаи – это та истина, которую все ищут. И у меня появилось много сил, чтобы рассказывать людям о ней. У меня были друзья, которые хотели стать ксендзами, и они, например, не разделили моих чувств и не поняли меня. Я же всегда любил путешествовать, и, радуясь возможности послужить Вере, поехал жить в город, где нужен был еще один бахаи для создания там Местного Духовного Собрания. Прожив там два года, я поехал затем в другой город для помощи другой общине. В то же время, в середине 70-х, уже начали открываться для Веры страны Восточной Европы — Польша, например.

В 1977 г. я поехал в Венгрию, затем Румынию, хотел почувствовать эти страны, их жителей. В этих странах я не говорил с людьми напрямую о вере бахаи, а только об ее принципах. И они всем нравились.

То есть Вы не целенаправленно ехали, а просто путешествовали?

Х. В. Да. Я просто наблюдал жизнь людей, пытался понять, о чем они думают, что их интересует. Нравится ли им, что человечество объединяется, согласны ли они с идеей равноправия мужчин и женщин и так далее. Тогда в этих странах был социалистический строй. Я ездил частично автостопом, частично на поезде. Помню, как я приехал в Будапешт. Приезжаю и осознаю, что ничего не понимаю. Языка не знаю, прочесть ничего невозможно. У меня не было никакого плана поездки. Сначала я думал остаться в Будапеште, но потом увидел надпись «International» на одной из вокзальных касс, единственное из того, что я мог прочесть. Я направился к кассе, решив купить билет в Бухарест. Пока стоял в очереди, познакомился с двумя студентами, которые знали немецкий язык. И как раз перед нами закончились билеты, касса закрылась. Молодые люди предложили: «Ничего страшного, пойдем к поезду». Поезд был переполнен. Студенты заплатили проводнику какую-то сумму денег, чтобы он нам разрешил ехать в коридоре вагона. Сидеть нам приходилось по очереди. Я, не имея привычки, не взял с собой в дорогу даже бутербродов, поскольку у нас, в Германии, их можно повсюду купить, также и в поезде. Мои попутчики достали еду, взятую в дорогу, и поделились со мной. Так мы приехали в какую-то румынскую деревню на свадьбу. Это была очень бедная деревня, и жизнь людей там была очень тяжелой. Затем поехали дальше, в Бухарест. И вот этим моим новым знакомым я решился рассказать о вере бахаи. И когда я приехал в Германию, мне захотелось снова вернуться в эти страны. Я чувствовал, что люди там  открыты для восприятия Веры. Но представь, когда кто-нибудь приезжает и говорит тебе: «Вот — вера бахаи, это такая прекрасная вещь! Бери!» И уезжает, а ты остаешься один. И еще. Я говорил им: «Необходимо быть честным!». А они отвечали: «Тебе хорошо быть честным в Германии, в стране, где все упорядочено, а у нас нужно быть хитрым!» И я понял: нужно жить с людьми, понимать их проблемы, и быть праведным. Тогда тебе будут верить. И я начал искать подходящую работу в восточном блоке. В одной из газет увидел объявление: «Требуется инженер-электронщик для работы в Восточной Европе». Я отправил все необходимые документы в адрес фирмы. Меня приняли на работу, и направили работать в Советскую Беларусь. Так я попал в СССР.

Фрагмент Великого Плана

Фрагмент Великого Плана

Кто такие Рыцари Бахауллы?

Х. В. Правнук Бахауллы, Шоги Эффенди, разработал и объявил Великий План во времена, когда вера бахаи была распространена примерно в 40 странах. Бахаи мирового сообщества были призваны направиться в те страны мира, которые еще не достигла Вера. Бахаи, открывавшим для Веры новые страны и регионы, даровался титул Рыцарь Бахауллы. Шоги Эффенди считал, что душою немцы близки и понятны белорусам, поэтому возложил ответственность на выполнение этой части плана по распространению Веры в Беларуси на Германию. К 70-м годам план был почти весь выполнен. Оставалось всего несколько закрытых регионов, такие как Беларусь, Сахалин и Монголия. И ни у кого из верующих и у институтов Веры не было идей, как принести туда Веру, и что предпринять, чтобы там появились бахаи. В то время когда я искал и потом нашел работу в Беларуси, я не знал об этом плане Шоги Эффенди и о звании «Рыцарь Бахауллы» также ничего не знал. Я приехал в Бобруйск в декабре 1978 года, в то же самое время я уже пять лет ждал своей очереди на поездку в качестве паломника в Святую Землю в Хайфу. Но когда подошла моя очередь, и я получил приглашение на паломничество, я не смог поехать, поскольку нельзя было оставить работу. Сначала у меня был подписан трудовой контракт на три месяца, но потом его продлили на три года. Я был очень старателен в работе. Пришло время отпуска, и я смог наконец-то отправиться в Хайфу. Международный Центр по Обучению пригласил меня на беседу, в которой меня много расспрашивали о том, как и с какой целью я поехал в Беларусь. И когда поняли, что я поехал ради Веры, то сказали: «You are knight of Baha’u’llah!» Произношение слова «knight» очень похоже на слово «ночь» на английском языке, тогда я, плохо знавший английский, ничего не понял из сказанного. И затем мне объяснили, кто такие Рыцари Бахауллы и объявили, что я один из них.

У вас были проблемы с русским языком?

Хельмут и Ольга. Бобруйск, 1981

Хельмут и Ольга. Бобруйск, 1981

Х. В. Когда я приехал в Беларусь, не знал ни слова по-русски. Мне помогала учительница-пенсионерка, нас было 4 — 5 человек в группе, изучавших  русский язык. Через полгода я уже смог общаться на работе самостоятельно без переводчика. Работать с людьми без знания языка – была настоящая проблема. При возникновении трудностей и вопросов рабочие обращались к переводчику. Общаясь через переводчика, очень часто случалось так, либо рабочие ничего не понимали, что я им отвечал, либо я не понимал в чем дело. Мне пришлось усиленно учить русский язык. Тем более, я очень хотел общаться с людьми не только на работе. А потом я познакомился с Ольгой, ставшей моей супругой, она русская. Мы уже почти 30 лет женаты.

А почему Вы решили сейчас  вернуться в Беларусь?

Х. В. Я люблю Беларусь, я люблю людей, живущих здесь. Эта страна также является моей Родиной, поскольку я прожил здесь полжизни. В конце 2005 года я вернулся в Германию. Возвращаться в Беларусь, чтобы снова жить и работать там, не входило в мои планы. В Германии я открыл маленькую фирму и смог заново организовать всю свою жизнь. Но затем пришло письмо от чешской фирмы, нуждающейся в специалисте для работы в Беларуси. И я принял это предложение как знак Божий и просто не смог отказаться.

Теперь у вас есть возможность пользоваться таким великим языком. Вы читаете русскую литературу?

Х. В. Раньше много читал, теперь меньше. На русском языке читаю обычно только литературу бахаи.

Какие основные проблемы, задачи, потенциал у бахаи в Беларуси?

Х. В. Что ощущаю я лично – это недостаток единства, чуть-чуть. Для полноценного функционирования общины необходимо также, чтобы каждый верующий вносил свой вклад служения в общее дело. Пять лет назад жизнь была другой, у людей было больше свободного времени. Поэтому сегодня верующим важно выбрать и расставить правильные приоритеты в жизни. Но у бахаи в Беларуси — хорошее будущее. Если раньше в молодости я думал: раз-два-три, немного усилий, и мир во всем мире будет достигнут, это так реально! Сегодня же я по-другому смотрю на это. Во всех странах жизнь развивается по схеме: подъем – спад. В общине бахаи Беларуси, как и во многих других странах, проблема в том, что уезжают многие активные и способные верующие, те, кто мог обучать других людей Вере.

Какова роль личности в распространении веры бахаи? Когда были Баб, Бахаулла, Абдул-Баха и Шоги Эффенди, это были люди. Теперь же есть обезличенный Дом Справедливости. Сегодня люди готовы быть самостоятельными, без лидеров?

Х. В. Если духовные собрания активные, то и рядовые бахаи будут активными и самостоятельными.

Что для Вас значит «быть бахаи»?

Х. В. Изучать веру, осознавать ее законы и выполнять их. Быть примером и донести Веру до других людей.

Фрагмент Свитка Рыцарей Бахауллы

Фрагмент Свитка Рыцарей Бахауллы

А как доносить до других?

Х. В. Быть примером во всем. Чтобы люди смотрели на тебя и спрашивали, чем ты обладаешь таким особенным, что ты — такой. Чтобы захотели также обладать этим. Если поступки не соответствуют произносимыми нами прекрасным словам из Святых Писаний – это плохой пример. Только чистые помыслы и подобные действия, отражение Веры  в реальной жизни – это и есть пример. Только так могут быть донесены идеи Веры до других людей. Кроме того, понимание необходимости и доступность духовного образования. У бахаи есть четыре основных вида деятельности, доступные для каждого человека, и ими охвачены люди всех возрастов — молитвенные встречи, кружки по изучению Святых Писаний бахаи, детские и подростковые классы. Сегодня это инструмент для дальнейшего развития общины. В любой стране мира не хватает духовного образования. И в этом плане вера бахаи делает многое для общества.

Всемирный Дом Справедливости и многие бахаи говорят о «новой культуре». Как меняется движение бахаи, если вообще меняется?

Х. В. Могу сравнить сегодняшнюю ситуацию с той, что была в Германии, когда я только начинал жить жизнью бахаи в общине. Сегодня, существующие виды деятельности общины направлены на качественный рост общины, меньшим образом на количественный. Сегодня достаточно много людей, которые могут быть ведущими кружков, предлагающих изучение Святых Писаний Веры, отсюда и количественный рост.

Вы не боитесь, что количественный рост общин ляжет во главу угла?

Х. В. Нам не нужно думать, что количественный рост — это главная цель. Главная цель бахаи — быть готовым принять людей, ищущих духовность и предложить им возможности обретения духовности. Люди во всем мире очень страдают. Они разочарованы во всем: в политике, в религии. Они никому не верят. В то же время, раньше люди в Германии были осторожны в беседах, мгновенно воздвигали в разговоре на тему религии стену, не впуская религию в свою жизнь, сегодня они все чаще находятся в духовном поиске.

Вы говорите, что люди уже во всем разочаровались. Поэтому, узнавая о вере бахаи, они спрашивают: «А что нового в вере бахаи? Какой в ней Бог?». Как бы Вы ответили на эти вопросы?

Х. В. Какой Бог в Вере Бахаи?.. Тот, который создал все миры и основал все религии.

Но мы привыкли, что в разных религиях разные боги.

Х. В. Сегодня людям очень понятна идея — Бог один для всех.

Мне кажется, что христианам и мусульманам легче всего воспринимать веру бахаи. При этом их религии учат, что есть лжепророки. Как Вы полагаете, что помогает определить, лжепророк Бахаулла или нет?

Х. В. Разум, который умеет смотреть вперед.

А как быть с восточными религиями, такими, как буддизм, которые, кажется, слишком отличаются от авраамических?

Х. В. Не понимаю, чем они принципиально отличаются.

Они совершенно не похожи на авраамические религии.

Х. В. Здесь проблема — отсутствие оригиналов священных писаний пророков тех времен. Возможно, поэтому они не похожи на другие религии.

Какой первый храм бахаи Вы видели?

. Во Франкфурте–на–Майне, в местности под названием Лангенхайн. Его построили в 1963 году. Он находится на холме, и купол храма еще больше увеличивает холм. Храм построен таким образом, что можно смотреть сквозь него. Много света, очень красиво.

Купол храма бахаи в Германии

Купол храма бахаи в Германии

Х. В

А какие у вас были впечатления от других святых мест бахаи?

Х. В. В Хайфе я был 6 раз. Первый раз был в 1979 году, всего 3 дня. Я не мог обойти все Святые Места за это короткое время. Я был один. Провел около 6-7 часов у гробницы Бахауллы. Это красота и величие. Духовная атмосфера. Люди со всех концов света, каждый со своей историей. Невероятное обогащение души за те дни.

А себя Вы считаете харизматической личностью?

Х. В. Хороший вопрос. Иногда я чувствую свое влияние на людей. Вижу, что я, для них пример и авторитет,  вдохновляю их на действия. Я не знаю, откуда это у меня. Я не считаю это качество своим достоинством. Раньше, я чувствовал, что здесь, в Беларуси, люди недостаточно ценят себя, не видят своих явных достоинств. Я бы желал, чтобы мы все постоянно занимались развитием своей личности, были увереннее в себе.

В молодости у Вас не было никакого плана. Можно ли вообще планировать распространение религии?

Х. В. Нельзя сказать, что плана совсем не было. Я всегда искал восприимчивых людей. Например, я часто посещал кладбища, наблюдал за людьми, которые ухаживают за могилами своих предков. Я знал, что такие люди восприимчивы к духовности, и с ними можно говорить о Вере. Но сегодня совсем другая обстановка. Планирование очень важно. У меня есть личный план, бизнес-план. Почему не может быть духовного плана?

И последний вопрос. Часто можно встретить мнение, что вера бахаи – это очень интересно, но невозможно. Что идеи бахаи – утопия.

Х. В. Да, очень часто можно услышать такое мнение. Многие так думают и говорят, что невозможно построить мир, соответствующий принципам веры бахаи — это утопия. Да, невозможно охватить все сферы жизни общества одному человеку, но каждому возможно, пусть понемногу, воздействовать на окружение и жизнь, и менять жизнь на своем месте. И когда это совершаешь, видишь изменения, понимаешь, что возможно очень многое.

Темы: , ,

  • В защиту расцерковления

    колумнисты

    В защиту расцерковления

    Игумен Петр (Мещеринов) о церковной рутине, взламывании субкультуры и внутренней эмиграции

    13 479

  • 01-chernov-04-mini

    репортаж / фото

    Умань: Новый год по-хасидски

    Фоторепортаж из небольшого украинского города, ежегодно собирающего хасидов со всего мира

    9 438

  • Стив Джобс

    цитаты

    Стив Джобс о смерти

    «Даже люди, которые хотят попасть на небеса, не хотят умирать ради этого»

    7 816

  • Акварели Васнецова приказано сжечь

    колумнисты

    Акварели Васнецова приказано сжечь

    Авторская колонка Надежды Кеворковой

    7 033

  • F.A.Q.

    бхакти

    Бхакти

    10 фактов об индийской преданности Богу

  • world and peace of islam

    «Война и мир» ислама

    Интервью с политологом, специалистом по проблемам ислама Алексеем Малашенко о современной ситуации на Ближнем востоке и политике исламистов

  • Andrei Lappa

    Йога — это наука, а не религия

    Беседа с Андреем Лаппой о целях йоги, настоящих учителях и физкультуре

  • Interview

    Евреи в субботу на митинги не ходят

    Беседа Марка Смирнова с главным раввином России А. С. Шаевичем

  • Pope

    Католическая церковь: понтифики меняются, проблемы остаются

    Итальянский журналист о трудностях и перспективах Ватикана

  • conclave

    Конклав

    10 фактов о выборах понтифика в Католической церкви

  • © Religo.ru :: Эксперты о религии, 2009-2016.
    Новости, аналитика, рецензии, интервью и комментарии экспертов о религии в современном мире