sarnath_m

Музей

После набережной Варанаси и творившейся там неразберихи, на второй неделе путешествия появилась призрачная надежда  оказаться в более привычной обстановке, где существует понятие «личного пространства»,  где никому нет дела до твоего цвета кожи и длины волос, а также не существует вопросов «Where are you from» и «What is your country», потому что не из какой. Так, дорога в Сарнатх была наполнена предвкушением встречи с  буддийскими монахами и возможностью вдохнуть свободно. Сарнатх – место первой проповеди Будды Гаутамы, изначально он назывался Мригадава, то есть «Олений парк», который сохранился до сих пор, став зоопарком. Говорят, двое оленей, так же как и пятеро отшельников, были свидетелями первого поворота колеса Дхармы (то есть Бенаресской проповеди),  но почему именно они остались в буддийской иконографии, а не аскеты – не говорят. Видимо, не заслужили. Но главное то, что, как утверждал путеводитель, этот пригород Варанаси полностью туристическо-музейно-археологический. Спокойно-медитативный. Культурно-познавательно-прогулочный.

План археологического парка в Сарнатхе

Но путеводитель писали европейцы, и способ мышления у них европейский. Чем цивилизованней общество, тем более отчетливо прочерчены в нем границы. Здесь — “личное”, здесь – “общественное”, здесь — кладбище, здесь — музей, а вон там бордель, фитнесс-центр и фэйсконтроль. Главный признак развитого общества потребления: для каждого конкретного желания должно быть свое особое пространство удовлетворения. Если вам нужно подстричь пуделя, то должна быть парикмахерская именно для пуделей, и больше ни для кого. Причем границы эти именно общественные, а не государственные. Хочешь чего-то, что не дозволено в твоем штате, в твоей стране? Нет проблем – есть специальные места. Поезжай в Лас-Вегас, Амстердам, на Гоа или в Таиланд. Все условия для этого созданы культурно-экономическим прогрессом. В Индии же этого нет. В Индии везде туалет, везде рынок, везде храм и везде музей. В Индии везде Индия.

Ступа Дхамек в Сарнатхе

О знаменательном событии прошлого  издалека сообщает огромная ступа, построенная императором Ашокой. Ее обходят пожилые монахи с зонтиками в сопровождении вездесущих собак и попрошаек, так облюбовавших сакральные места.  Чего они хотят от гипотетически не имеющих ничего монахов – не ясно. Другие бритоголовые, уже совершившие ритуальный обход, отдыхают на лавочках, но и так же, как и жители Индии, не обделяют вниманием европейцев. В археологическом парке, на месте бывших монастырей и дорожек, по которым ходил Будда, теперь бегают собаки, а влюбленные пары находят здесь место для свиданий в компании с группой вездесущих  китайцев, которым экскурсию проводит китайский же монах.

В Индии можно в любом месте раскопать землю и обнаружить останки древнего монастыря, чем специальные люди и занимаются, а после устраивают там парк для искателей духовности. Начался дождь? Просим милости в наш музей. На входе со всей строгостью закона вас попросят сдать оружие фотосъемки, но лишь для того, чтобы формально обозначить границы пространства, за пользование которым ты заплатил. Вместо табличек «Keep silence» и «Do not touch» вы наткнетесь на «No smoking», это притом, что в Индии уже несколько лет запрещено курить в общественных местах. Эта надпись явно пережиток прошлого, из чего можно сделать вывод, что таки курили в музеях, а почему собственно и нет, если окна нараспашку и никакой системы охлаждения. С другой стороны, если скульптуры пролежали в земле тысячелетия, то и в душном помещении с сигаретном дымом выживут.  Но вот, что интересно, у европейцев религиозное благоговение проявляется в сохранении тишины и пристальном всматривании в объект, у индийцев в необходимости прикоснуться, как у провинциалов на станции метро Площадь революции в Москве. А помешать им некому. Почему? Да потому что один смотритель спит на полу, другой на полу же ест, а индийцы, как известно, едят руками. Вы все еще чувствуете исходящую святость от изображения Будды в Дхармачакра-мудре (иконографическая поза Будды Шакьямуни, поворачивающего колесо Дхармы)? Тогда мы идем к вам!

Руины главного храма в Наланде

Музеефикация Индии – явление повсеместное и исключительно экономически обоснованное.  Туризм является одной из приоритетных областей развития. Есть замечательное место – город Наланда, хотя и не совсем город, скажем так, это место, где остались руины древнейших буддийских монастырей и храмов, которые представляли собой в прошлом целый центр религиозной учености. И кого там только не было, и Будда собственной персоной, и Васубандху, и Шарипутра там умер, и даже Махавира, основатель джайнизма мимо проходил. Это очень богатое на фундаменты древностей место. Там стоят небольшие постройки, в которых некогда стояли большие и не очень статуи Будды,  эдакое место для поклонения, хотя в буддийском контексте звучит странно, скорее, для медитации на Татхагату. В любом случае, сейчас они исписаны мелом, и несложно догадаться, что фразами типа «Здесь был Салим» и «Джамаль любит Латику». Остается надеяться, что когда-нибудь все эти надписи сотрут и оставят только одну, единственно адекватную данному пространству: “Здесь был Будда”.

Здесь был Будда