Танцующие суфии

Экуменизм по-суфийски

Находясь в коммуне The Abode of the Message, дословно – Обители Послания, человек чувствует, каково это — жить с людьми, которые понимают, зачем им быть вместе друг с другом. В обычных городах люди живут потому, что так сложилось. Здесь же у людей есть общая цель и объединяющий их образ жизни. Абод — это духовное комьюнити, то есть люди, которые приезжают сюда, априори должны интересоваться духовностью, внутренним развитием. В Абоде человек может быть любой веры. И вообще, формально, не обязательно быть суфием, чтобы жить здесь. Абод – это сочетание абсолютно несочетаемых жизней, идей, религий. Возможно, это один из образов возможного гармоничного будущего человечества.

Как появился Абод?

Коммуну основал лидер Международного Суфийского Ордена Пир Вилайят Инайят Хан в 1975 году, а его отец принес из Индии на Запад так называемое Послание суфизма, нового духовного движения. Его целью являлось объединение мудрости разных традиций, преодоление нетерпимости одной религии к другой.

Хазрат Инайят Хан в 1910 году начал свое путешествие из Индии на Запад, через Россию в Европу, а оттуда – в США. В путешествии Хазрат Инайят давал концерты, поскольку был замечательным музыкантом, и читал лекции о суфизме, практикуя который, не нужно быть мусульманином. Естественно, именно в США у него появилось большое количество учеников, а к 70-м годам Орден стал готов к тому, чтобы основать свое поселение.

После долгих поисков места было найдено бывшее поселение шейкеров (Shakers, протестантская религиозная секта в США). Оно располагается на живописных холмах штата Нью-Йорк. Здесь до сих пор живут в домах, построенных шейкерами в XIX века. Правда, в них есть водопровод, канализация и прочие блага цивилизации, а интерьер и даже кровати – позапрошлого века.

Адепты Ордена своими руками в течение многих лет строили Абод, проводили электричество и водопровод, оборудовали офис и кухню, ухаживали за большим садом. Сейчас здесь есть все для жизни, а главное – для духовных практик, уединения и общения с коллегами по духовной жизни.

Жители общины стараются внимательно и осознанно подходить к расходу электроэнергии, воды, сортируют мусор, закупают продукты в магазинах органической еды, а летом выращивают фрукты и овощи. Если приезжает кто-то, готовый заниматься разведением живности, то бывают куры, лошади и прочий скот.

Сейчас духовный лидер Ордена – внук Хазрата Инайята Хана, Пир Зиа, он много времени проводит в Абоде, ведет медитации и ретриты, разговаривает с учениками.

Люди

Поскольку в самой духовной философии Ордена заложена «универсальность», или принятие всех религий мира, всех национальностей, то здесь можно познакомиться с мистиками из самых разных точек планеты и разных религий.

Состав коммуны удивителен, невозможно выделить какую-то одну социальную группу как доминирующую. Здесь есть все: взрослые и молодые, мужчины и женщины, дети (их, пожалуй, меньше всего). Хотя в целом можно всех разделить на две группы. Те, кто живут здесь постоянно, и те, кто приехал, как автор статьи, пожить, поработать, осмотреться и понять, как живут современные суфии.

Большинство живет в уютных квартирках в трехэтажных домиках XIX века, но есть здесь семья, которая купила землю и построила себе дом.

В Абоде можно встретить профессоров и тех, кто с трудом получил образование. Один из столпов общины – Кхалид, живет здесь уже 25 лет. Однажды его приглашали в Непал в качестве консультанта по организации системы образования в стране. Еще одна дама в возрасте сделала карьеру в бизнесе, зарабатывала большие деньги, потом решила искать новый смысл жизни и теперь работает в офисе Ордена.

Молодые рассказывают другие истории. У меня появились три приятеля: Том из Техаса, Рехан из Коннектикута и Мурад из Туниса. Кстати, Мурад – самый что ни на есть настоящий мусульманин (в отличие от большинства членов сообщества). Он вырос в традиционном исламском обществе, знает арабский язык, в оригинале читает Коран. Но он человек очень творческий – оператор, снимает кино, монтирует фильмы. И однажды он почувствовал, что хочет живого ислама, живой веры. Не просто ритуальных поклонов, а духовного творчества, осознания того, что и зачем ты сейчас делаешь.

Том из Техаса – не высокий, худой, с красивым лицом, простой американский парень, которому почему-то больше не нравится жить как обычные люди. Он жил и работал на фермах органического сельского хозяйства в Европе, прошел Випасану (десятидневный буддийский ретрит в молчании) и теперь обосновался в Абоде.

Рехан был рэппером, записывал пластинки и читал свои стихи про Вселенную и про любовь под бит, а потом с ним что-то случилось: расстался с девушкой, все бросил, уехал в Абод. Теперь учится играть на гитаре.

Суфии всегда познавали Бога через творчество, оно было одной из самых важных практик. Среди суфиев были выдающиеся музыканты и поэты – Аттар, Джаллаладдин Руми, Хафиз и другие. И поэтому быть творческим – это хорошо и нормально. В Абоде живут музыканты, поэты, писатели, и иногда устраиваются вечера с музыкой, чтением стихов, танцами.

Когда человек проходит суфийскую инициацию в Ордене, то получает новое, арабское имя, поэтому у героев этой статьи такие необычные имена.

Как попадают в Абод?

Кого-то сюда приглашают друзья, другие узнают из Интернета, когда ищут информацию о современном суфизме или же о коммунах, в которых можно жить и работать. Чтобы сюда приехать, нужно заполнить анкету и отправить ее в Абод. Анкету обсуждают на внутренних собраниях общины и вместе принимают решение. Не известно, бывают ли отказы.

В Абоде можно просто жить и платить за комнату и еду, но есть и другой вариант, который отлично подходит молодым людям в состоянии духовного поиска: за отработку 25-ти часов в неделю человек получает кровать, неограниченный допуск на кухню, возможность посещать медитации и все остальные мероприятия. Такая программа называется «Кхидмат» — Служение. Всегда стараются давать людям работу, которая им подходит. Одни больше всего нужны в офисе, поскольку работают с компьютерами, быстро печатают (обычно — девушки), другие же с большим удовольствием утепляют окна, чинят здания (парни). В общем, свои насущные потребности община удовлетворяет благодаря таким вот «служителям».

Никаких особенных правил в Абоде нет, вполне стандартный набор: правило трезвости (не употреблять спиртных напитков и прочих веществ), курить только в одном отведенном для этого месте, агрессивное поведение — совсем не нормально. Во всем остальном, те, кто живут давно и являются носителями традиций, подают ненавязчивый пример, а если нужно, с удовольствием объясняют и рассказывают.

Будни

Каждое утро проходит небольшая, на полчаса, медитация. Посещение ее исключительно по желанию, никакой обязательности. Честно говоря, не очень многие на нее ходят, поскольку вставать надо к семи утра.

На кухне готовят все, по очереди. Если человек не умеет готовить на несколько десятков человек, то он все равно будет это делать, только в качестве помощника. Потом, соответственно, все вместе едят приготовленное. Поскольку здесь собрались люди из разных точек планеты, то и еда бывает интересная. Мы с русскоязычным приятелем из Ташкента сделали обед по-русски: сварили борщ, нарубили салата со сметаной (для американцев это вообще нонсенс).

Пища готовится вегетарианская, но без фанатизма. Если у кого-то есть потребность скушать колбасы или пожарить курицу, то это без проблем можно сделать.

И еще у каждого члена сообщества есть несколько часов карма-йоги, когда человек делает то, что его попросят, – подметает, моет туалеты, пылесосит. Кстати, это дает особое ощущение общности и равенства, так как это делают все, независимо от того, в каком статусе они находятся.

Во время мытья посуды мы включали The Beatles и Janis Joplin, и это было здорово и сначала необычно. В суфийском коммьюнити такое вполне могло бы быть не принято.

Многие члены общины работают за пределами Абода. Часто это где-нибудь неподалеку. В 20 минутах езды, например, есть большой центр йоги и других практик, где некоторые работают массажистами. Здесь многие занимаются разными система целительства и массажа.

Рик живет в Абоде уже больше 10 лет, но на работу ездит в Нью-Йорк, поскольку у него там фирма и бизнес.

Выходные

Воскресенье в Абоде – праздничный день, часто приезжают гости, друзья. Сначала проводится часовая служба «Универсальная молитва», в которой прославляется единство религиозных идеалов, священность веры и мудрость разных традиций. Есть основные религии, которые упоминаются каждый раз: ислам, иудаизм, христианство, буддизм, индуизм. Иногда прибавляются и другие. Когда я была на службах, в молитвах упоминали зороастризм, религии индейцев и другие.

Как выражение уважения и любви к религиям, во время воскресной службы зажигаются свечи для каждой традиции, читаются священные тексты разных религий. Это могут быть молитвы, заповеди, притчи, медитации.

События в Абоде

На Хануку в гости приезжал раввин и рассказывал о мистическом значении этого еврейского праздника. Это была не лекция, а, скорее, разговор друзей. В конце он спел традиционную еврейскую песню, закрыв глаза и, самозабвенно раскачиваясь на стуле.

Однажды приехал человек, не имеющий на первый взгляд никакого отношения к религии. Он работает с ветеранами вьетнамской войны, используя сновидения и другие техники. Также они занимаются практикой искупления: желающих отвозят во Вьетнам, туда, где они воевали и убивали. Дают бывшим солдатам возможность попросить прощения, сделать что-то для тех, кто там сейчас живет.

В Абоде регулярно проводятся встречи для тех, кто здесь живет. На одних решаются бытовые вопросы, обсуждаются отношения «в семье», на других же читаются тексты Учителя – Хазрата Инайята Хана, и наиболее опытные и уважаемые суфии их трактуют, выслушивают вопросы молодых, учат медитировать.

Несмотря на то, что я приехала совсем недавно, никто не препятствовал осуществлению моих идеи. Я организовывала небольшие мероприятия, по утрам стала делать йогическую зарядку со своими друзьями в общем зале для медитаций. Это давало удивительное чувство свободы и поддержки.

И при этом здесь очень ценится тишина. В один из моих первых дней ко мне подошел замечательный ученый-математик, который живет в Абоде и пишет книгу, и сказал, что мне здесь будет скучно. Я очень удивилась, спросила почему. Он объяснил: «Здесь нет никаких развлечений. Мы любим тишину. В выходные ты можешь вообще за целый день никого не встретить, так как многие медитируют, занимаются своими практиками».