Борис Гребенщиков о большой политике

Борис Гребенщиков о большой политике

«Мне кажется, что последние тридцать-сорок лет ничему людей не научили. Все так стремятся, чтобы им на лоб обязательно поставили клеймо, как коровам: «я за», «я против». Но чтобы тебя заклеймили, нужно иметь доверие к тем, кто тебя клеймит. А у меня такого доверия нет и никогда не было. Я не стал бы доверять тем, кто имеет власть. Власть физическую, власть информационную. Я Богу доверяю. А бизнесменам я не доверяю. Поэтому ни в один лагерь записываться не буду. Людей разбивают, как стадо, на два загончика — очень удобно. Простите, но я отойду.

<…>

Я открыл позавчера в аэропорту газету английскую и прочитал про нашего солдата, который отслужил четыре месяца , его похитили и 11 лет держали в рабстве где-то там на юге. И когда он сбежал, его собственная воинская часть посадила его за дезертирство. Вот так страна, в которой мы живем. Не факт, что в других лучше. У нас есть ощущение, что там лучше, — может быть, это и правда. Но мы имеем дело с тем,  с чем мы имеем дело. И я никогда не переставал надеяться, что у власти когда-нибудь появятся люди, которые перестанут воровать и начнут заниматься приведением  всей системы в порядок, потому что система проржавела. А опыт человечества показывает, что очень удобна такая вещь, как династия, — потому что когда у власти находятся одни и те же и передают ее друг другу, когда есть преемственность, им не нужно воровать. У них уже все есть, и они могут заняться народом. Может быть, моя версия неправильна — но хочется же верить, что когда-нибудь все будет разумно, даже если эта вера нелепа, все равно хочется. В любом случае надрыва никакого нет. Я же вижу людей. У меня нет своего сердца. Мое сердце — это их сердца. А поскольку их много, поскольку я вижу наш простор, наш размах, мое сердце в полном покое, в полной уверенности, что с Россией ничего не станется».

— Борис  Гребенщиков в интервью журналу «Афиша» № 17 (305)