Tag Archives: Андерс Брейвик

Норвежский синдром

Норвежский синдром

События, произошедшие 22 июля в Норвегии, несомненно, войдут в историю Европы, так же как и трагедия, 11 сентября 2001 года потрясшая США. Спокойная, благополучная страна, где граждане отличаются северным, немного флегматичным характером, где даже полицейские не всегда носят оружие, в буквальном смысле взорвалась. Взрыв прозвучал в деловом квартале Осло, где расположены правительственные здания и офисы крупнейших банков. Машина, начиненная взрывчатыми веществами, взлетела на воздух, многие здания были повреждены. Погибло семь человек, многие случайные прохожие были ранены.

Первые новости из Осло наводили на мысль, что очередной теракт — дело рук мусульманских радикалов, мстящих Норвегии за участие в операциях НАТО в Афганистане и Ливии. Однако спустя несколько часов сводки новостей приобрели совершенно невероятный характер. В нескольких десятках километров от норвежской столицы, на острове Утойя, где проводила свою молодежную акцию правящая Партия Труда, произошел массовый расстрел ее участников. Преступник, одетый в форму полицейского, на протяжении полутора часов безнаказанно и хладнокровно расстреливал беззащитных людей. В результате 77 человек погибли и 97 получили ранения. Полиция, получившая известие о случившемся, смогла прибыть на место преступления только спустя полтора часа, после чего преступник, не оказав сопротивления, сдался и был арестован. Им оказался 32-летний норвежец, Андерс Беринг Брейвик, прежде не замеченный в симпатиях к радикализму и не выступавший с экстремистскими призывами. Тем не менее, уже будучи арестованным, он заявил на допросах, что взрыв в Осло и массовое убийство на острове Утойя он совершил исключительно в знак протеста против либерализма и мультикультурализма нынешнего правительства Норвегии, открывшего свою страну для беспрепятственного въезда значительного числа политических беженцев и эмигрантов из стран исламского мира.

Позднее выяснилось, что Брейвик за несколько часов до совершения теракта опубликовал в интернете многостраничный «манифест», в котором заявил на весь мир о своих антиисламских взглядах, объявил, что ведет борьбу за освобождение Европы от мусульман, и призвал к новому «крестовому походу».

Итак, основной мотив Брейвика — это исламофобия. Несмотря на то, что в спецслужбах Норвегии Брейвик не значился как радикал, сегодня мы точно знаем, что, начиная с 2000 года, его взгляды постепенно становятся крайне экстремистскими. В 2002 году он вошел в состав тайной организации рыцарей-тамплиеров, активно участвовал в различных интернет-форумах норвежских и шведских фашистов, вошел в контакт с крайне правой британской организацией «Лига обороны». К 2009 году его религиозные взгляды также претерпевают изменения, он порывает с Лютеранской церковью, его не устраивает царящий там модернизм. В своем «Манифесте» Брейвик призывает европейцев к изоляционизму и «христианским средневековым рыцарским ценностям», к «новому крестовому походу». Во всех текстах и заявлениях Брейвика присутствует мысль о его избранничестве. Он готов пойти на преступление, принести себя в жертву, чтобы стать примером для европейцев в борьбе против ислама, за христианские ценности Европы.

Даже беглого знакомства с мыслями, мотивами и поступками этого человека достаточно, чтобы заподозрить в нем психически больного. Но не будет ли известным упрощением списать всё на психическую невменяемость преступника и тем самым поставить в этом деле жирную точку? Как психическая аномалия и религиозность могли создать такой субстрат, который привел к столь страшному преступлению?

Чтобы ответить на эти и другие вопросы, Марк Смирнов побеседовал с заведующим кафедрой криминальной психологии Московского городского психолого-педагогического университета, Сергеем Николаевичем Ениколоповым.

Сергей Николаевич, события в Норвегии потрясают своей жестокостью. Не могли бы Вы как специалист в области криминальной психологии, исследующей поведение людей, совершивших то или иное преступление, составить краткий психологический портрет Андерса Брейвика?

Я не хотел бы ставить какой-либо диагноз заочно, опираясь лишь на те скудные данные, которые можно почерпнуть из средств массовой информации (они, как правило, тенденциозны, субъективны, сделаны по горячим следам и зачастую людьми, не склонными к анализу). Но очень важно отметить, что мы имеем дело с человеком, который придавал очень большое значение самому себе, своим взглядам, своим поступкам. Его смело можно отнести к авторитарному типу личности, с характерной для таких людей нетерпимостью к окружающим, со стремлением к жёсткому иерархическому порядку. С предубеждениями, с представлением о том, что такое «хорошо» и что такое «плохо». Эти люди нетерпимы к чужому мнению. У них черно-белое мышление. Авторитарная личность готова подчиняться и подчинять. Важно отметить, что сама по себе авторитарная личность — это не обязательно человек, который может совершить преступление. Но история показала, что люди с авторитарными чертами личности могли сжигать деревни, уничтожать массы людей, работать в концлагерях. Мы думаем, что это должно быть какие-то изверги, исчадие ада, а оказывается, зло банально и исполнителями этих чудовищных преступлений оказываются обычные люди.

У Андерса Брейвика обнаруживается и много черт, характерных для психопатов: «поверхностное обаяние», гипертрофированное чувство собственной ценности, лживость и неискренность…

Исследования последних лет показали, что авторитаризм может быть и правый, и левый. Как правило, авторитарные люди воспитывались в патриархальных семьях, лишенными родительской заботы и внимания. Отсутствие эмоционального тепла в детстве компенсируется позднее, в фанатической преданности тем или иным лидерам или идеям и религиозно-утопическим мечтам о совершенном и справедливом мире.

У Андерса Брейвика обнаруживается и много черт, характерных для психопатов: «поверхностное обаяние», гипертрофированное чувство собственной ценности, лживость и неискренность, стремление манипулировать окружающими, недостаток чувства раскаяния и чувства вины, поверхностные эмоции, отсутствие эмпатии.

По Вашему мнению, Брейвик исключительно психически больной человек, или наличие у него психопатических черт личности не препятствует его вменяемости?

Наличие у него психопатических черт личности не препятствует его вменяемости. Вообще, это большое заблуждение, что психически больной человек не может быть вменяем. Все, что делал Брейвик, показывает, что это была спланированная, целенаправленная акция и он понимал, что он делает.

Что является мотивацией в преступных деяниях Брейвика: политический радикализм, этнорелигиозный экстремизм или эклектичное смешение разных компонентов, основанное на фанатичной вере в свою собственную исключительность и избранничество?

В действиях и высказываниях Брейвика бросается в глаза фанатичная приверженность эклектичным идеям и взглядам. (Тут и тамплиеры, и Ричард Львиное Сердце). Выделяется несколько видов фанатизма: религиозный, идейный, политический и националистический. Ядром этих видов фанатизма является соответственно вера, какая-либо идея, достижение или сохранение власти и национализм. Николай Бердяев обратил внимание на эгоцентризм фанатика, который выражается в том, что он не видит человеческой личности, невнимателен к личному человеческому пути, он не может установить никаких отношений с окружающим миром… Фанатик знает лишь идею, но не знает человека, он не знает человека даже тогда, когда борется за идею человека.

Очевидно, что фанатиками не рождаются, ими становятся. Поэтому чрезвычайно важным представляется выявление преддиспозиций, определяющих восприимчивость к фанатизму и причины того, что некоторые из них становятся активными террористами. Для террористов-фанатиков характерно нежелание идти на компромисс, пренебрежение к чужим взглядам, тенденция видеть вещи в черно-белых тонах, ригидность суждений. Эти черты обнаруживают сходство фанатизма с авторитаризмом, предубеждением и фундаментализмом.

Терроризм — это разновидность насилия, направленного против окружающих и совершаемого индивидами и группами, которые объединены фундаменталистской идеологией и существуют в относительной изоляции от социума. Их склонность к ненависти и жестокости, полностью оправдывается соответствующей идеологией и выражается в готовности уничтожать неверных, стоящих на пути к торжеству добра и человеческого братства. Как правило, террорист проходит жесткий тренинг, усиливающий его ненависть к представителям «зла» и полное равнодушие по отношению к жертвам террористических действий. Он чувствует себя вправе убивать невинных обывателей, женщин, детей и будет испытывать при этом удовлетворение от сознания выполненного морального долга.