Tag Archives: Англия

Оливер Кромвель

Кромвель, его вера и его эпоха

3 сентября — особенная дата в жизни Кромвеля, именно в это день он одержал две блестящие военные победы, в этот же день он умер. Ко всякого рода знамениям и совпадениям в середине XVII века в Англии относились серьезно, множество таких «знаков» и возможных толкований описаны современниками Кромвеля, его друзьями и врагами.

В наш секулярный век мы привыкли не считаться с религиозным фактором в истории, видя в нем всего лишь предлог для более «серьезных» причин происходившего. В нас почему-то крепко засела уверенность в том, что все эти люди «и сами в это не верили». Истории это только во вред: акценты смещаются, общая картина искажается. Справедливости ради надо заметить, что никто из действующих лиц драмы, разворачивающейся в Англии в середине XVII века под названием «война короля с парламентом» не был ни атеистом, ни агностиком. Разумеется, религиозный мотив у разных людей стоял на разном месте по степени важности. Даже в партии короля не было однородности, а парламент представлял собой разноголосье, точнее даже какофонию, но каждый раз, когда интересы разных групп начинали совпадать, возникала гармония, и голос Общин обретал особенную силу. Как раз это и произошло перед революцией. И в этом аккорде религиозный фактор был одной из самых сильных и громких нот, если не самой сильной.

Англия не просто вступала в пору капитализма, она уверенно шагала в свой золотой век, когда народ с небольшого острова «за проливом» доминировал над всем миром. Не удивительно, что они не остались верны католицизму: сама идея свободного предпринимательства плохо уживалась с католическими традициями. Испания была врагом номер один, примером для подражания — богатые и свободные голландцы-протестанты. Дворяне женились на дочерях богатых торговцев и наоборот, создавались кланы совершенно нового типа. В Долгом Парламенте практически все члены были связаны между собой разной степенью родства, но все имели разные экономические интересы и религиозную принадлежность. Идея официальных политических партий в то время еще не появилась, хотя на деле партии (от крайне правых роялистов до появившихся уже во время революции крайне левых левеллеров) уже существовали и действовали. Формировались они не только по классовому, но и по религиозному признаку.

Историки называют разные причины революции и гражданской войны 1640-х. Хотя монарх и парламент спорили по поводу прерогатив и прав, в целом они вовсе не обязательно должны были есть друг друга. Парламент и король создавали баланс сил, который был залогом стабильности в стране, а значит, обеспечивал и власть короля, и права парламента в конечном итоге. В отличие от других европейских стран, изнуренных бесконечными войнами, Англия процветала, и никакой революционной ситуации, когда народу нечего есть, и кто-то из верхов хочет этим воспользоваться, тут не было. Конфликт разгорелся от того, что король запустил руку в карман своих подданных, посягнув на их священное право собственности, а народ пожелал участвовать в устройстве церкви — это право король считал своим безраздельно. По большому счету король мечтал избавиться от парламента («многоголовой гидры» — как он его называл) совсем — в результате чего остался без денег. В средствах ему было отказано сначала по причине того, что королевский фаворит Бэкингем из рук вон плохо справлялся с обязанностями первого министра, а тратил много. Даже после смерти герцога ничего особенно не изменилось. Чтобы установить налог, король должен был созвать парламент, а он этого делать ни за что не хотел. Его юристы выискивали предлоги, чтобы собирать для казны хоть какие-то средства. Все это вызывало недовольство и подозрения (справедливые) в том, что Карл стремиться к абсолютизму. Последний «звонок» прозвенел, когда король взялся за церковь.

До этого момента в англиканской церкви более или менее мирно сосуществовали два течения, которые позже были оформлены как «высокая» и «низкая» церковь. Считается, что «высокая» внешне не сильно отличалась от католической, но оставалась национальной и независимой от Рима. На самом деле по вероучению она была совершенно протестантской и даже кальвинистской. Все монархи, начиная с Генриха VIII, так или иначе стремились выстроить иерархию, чтобы держать руку на пульсе духовной жизни своего народа, но именно Карл начал выравнивать церковь под то, что слишком напоминало католической образец. Вряд ли он сам был склонен к перемене вероисповедания. Он слишком держался за свое право главы церкви. Да и королева отметила в одном письме, что хотя она «рада была бы обращению мужа в католичество, это маловероятно».

Антонис ван Дейк. Портрет Карла I, короля Англии (1635-1636). Фото: wikimedia.org

«Низкую» нишу занимали пуритане. В отличие от распространенного нынче мнения, пуританство проявлялось вовсе не в отказе от удовольствий. Они желали очистить церковь Англии (их название происходит от слова pure — чистый, без примесей) в первую очередь от того, что считали папизмом. Отделяться (как это сделали сепаратисты, уехавшие в Америку) они не хотели, стремясь к определенному уровню религиозной свободы внутри национальной церкви. Пуританизм появился ранее этих событий, по сути он был с самого начала реформации. У них уже были традиции, например, собрания посреди недели для изучения библейских текстов, богословие, университеты.

Доктринально между «высокой» и «низкой» не было особых различий. Они не сходились по вопросам содержания службы (пуритане хотели видеть центром своих собраний проповедь) и административного устройства церкви.

Монархи по понятным причинам предпочитали «вертикаль» епископального устройства, когда назначенное руководство держало в руках все бразды правления. К примеру, при Елизавете они имели право наказывать сексуальные грехи и вмешиваться в юридические процессы завещания имущества — подобные вещи никому не нравились. Пуритане считали, что епископы должны сосредоточиться на духовных аспектах, а управление следует передать дьяконам и пресвитерам. Подобное устройство было в пресвитерианской церкви в Шотландии. (Кромвель не поддерживал ни епископальную систему, ни пресвитерианство). Идею избавиться от епископальной власти выдвинул Томас Картрайт, профессор Кембриджского университета в середине правления Елизаветы. Он считал епископальное устройство церкви злом, идея которого не имела библейского основания, и требовал вырвать его с корнем (буквально с корнем и ветвями (root and branch).

Что касается аскетизма, то пуританский аскетизм был далек от практиковавшегося в католических монастырях. Они воздерживались только от того, что считалось безусловным грехом; пуритане ели и пили, что хотели, женились, многие имели изрядное состояние. Тот же Кромвель пил вино, курил трубку и обожал охоту и музыку в хорошем исполнении. Некоторые пуритане одевались роскошно, если конечно могли себе позволить, большинство предпочитали скромность в одежде. Хотя отрезать «корни и ветви» многие были не против, в целом они оставались лояльными подданными короны.

Но Карл упрямо желал избавиться от пуритан, точнее от пуританизма, потому что так бы ему пришлось лишиться доброй части своих подданных. Именно это задача и стояла перед назначенным в 1633 году на должность Архиепископа Кентерберийского Вильямом Лодом. Он взялся за дело всерьез. Церковь должна была стать повсеместно такой, какой ее желает видеть ее глава, король.

Действовал он методами традиционными для того времени, но на деле весьма неуклюже. Реформа была направлена против пуритан, но когда Лода начинали подозревать в симпатиях к папизму, он отвечал преследованием католиков, многие из которых оказывались в тюрьме. За них вступалась королева, Карл приказывал их выпустить. Лод опять оказывался под подозрением, и снова доставалось католикам. Реформы эти были весьма непопулярны. Лондонская «рабочая молодежь» (apprentices — подмастерья) бунтовала, и проклятия Лоду и угрозы расправиться с ним всегда были у них на устах. Ему даже приходилось прятаться от разъяренной толпы.

Наверное тут необходимо отметить, что месса в Англии была вне закона, и дело тут не в ненависти к католикам. Англичанам необходимо было законодательно защитить себя от распространяющейся контрреформации.

Но хуже всего дела у лодовской реформы были в Шотландии. Там пресвитерианство было уже много лет, и шотландцы рьяно сопротивлялись, угрожая даже выбрать себе другого короля. Карл настаивал на реформе, и ему заметили, что если он хочет добиться своего, ему придется привести в Шотландию армию. Армия Карла была в плачевном состоянии, так что он даже не решился начать военные действия. Шотландцы выдвинули ряд условий, и среди них был созыв английского парламента. Пришлось Карлу уступить и собрать парламент, который не успокоился, пока не избавился от короля совсем.

В этих обстоятельствах на исторических подмостках появился человек по имени Оливер Кромвель. Кто-то говорит, что в его жилах текла кровь валлийских королей и даже шотландских Стюартов, но эти версии не приняты в академических кругах. Наверняка мы можем сказать только, что он был из младшей ветви рода, стремительно теряющего свое влияние и богатство, нажитое министром Генриха Восьмого Томасом Кромвелем (он приходился Оливеру чем-то вроде двоюродного дедушки) посредством разорения монастырей и благодаря милостям монарха.

Юлиана Нориджская

Юлиана Нориджская

В новой рубрике «FAQ: факты о …» мы рассказываем о людях, событиях, явлениях, о которых интересно и важно знать. Юлиана Нориджская (Норвичская) жила на рубеже XIV-XV веков. В 1373 году во время тяжелой болезни ей были даны 16 откровений, записи и объяснению которых она посвятили всю свою дальнейшую жизнь. 

1

Юлиана считается первой женщиной, писавшей на английском языке. Правда, споры о том, сама ли Юлиана записывала текст своих Откровений, идут до сих пор. Как и о том, получила ли Юлиана образование, кем она была до получения видений, и даже о том, как ее на самом деле звали. Одно нельзя подвергнуть сомнению: затворница писала в эпоху переломную для английского языка и литературы. Одновременно с ней создавали свои произведения Уильям Ленгленд, Джеффри Чосер, Уолтон Хилтон.

2

Юлиана почитается и в англиканской, и в католической традициях. Представители различных церквей не раз называли ее выразителем их учения, создавая затворнице «образ» то истинной католички, то предвестницы протестантизма.

3

«Своей» затворницу считают и феминистки, видя в ее концепции бесполой души борьбу за равноправие мужчин и женщин.

4

Часть богословов считают учение Юлианы еретическим. Их смущает учение затворницы о грехе и концепция «грех есть слава для человека». Историк Николай Сергеевич Арсеньев сравнивает богословие Юлианы с учением о «восстановлении всех» (апокатастасисе) Оригена.

5

То, что Юлиана была женщиной, мы знаем во много благодаря дотошности одного из переписчиков, который в предисловии решил рассказать об авторе текста. Сама затворница вычистила из поздней пространной редакции текста все упоминания о собственной половой принадлежности и образе жизни.

6

Юлиана является одним из редких образцов средневековой женской мистики, в трудах которой нет абсолютно никаких эротических коннотаций в использовании образа Христа как жениха.

7

Богословие Юлианы называют «оптимистичным», что выражается в часто встречаемой в тексте фразе: «Все хорошо. И все будет хорошо».

8

Изображение, использованное в этой статье, не является портретом Юлианы. У нас не сохранилось никаких сведений о том, как она выглядела.

9

Норидж ее времени был одним из крупнейших городов Англии, ремесленным и духовным центром. Он так же стал одним из центров развития движения лоллардов. Джон Уиклиф, человек, начавший переводить Библию на английский язык и выступивший с критикой церковного учения о евхаристии, оказал огромное интеллектуальное влияние на современников Юлианы.

10

Текст «Откровений Божественной Любви» Юлианы Нориджской переведен на все европейские языки, на японский и корейский. Первый перевод на русский язык был выполнен в 2010 году Юлианой Дресвиной.

Фото: Getty

Друиды получили официальный статус

Религиозная группа друидов, зарегистрированная в Великобритании в 2003 году, получила наконец официальный статус, будучи признанной благотворительной организацией (charity), — сообщает Telegraph. Решение было принято Комиссией по благотворительности Англии и Уэльса, освободившей, таким образом, ревнителей кельтских традиций от уплаты части налогов и приравнявшей их к более мейнстримовым деноминациям.

Путь к признанию занял четыре долгих года. Председатель организации The Druid Network Фил Райдер отмечает, что большая часть трудностей за этот период связана с непониманием Комиссией верований и ритуальных практик друидов, что обернулось их тщательнейшим изучением и анализом. Результаты исследований привели к созданию текста объемом в двадцать одну страницу, поясняющего специфические особенности этой религиозной группы, а именно — почитание Солнца и Земли, божеств и духов локальных природных объектов. Комиссия зафиксировала основные религиозные практики друидов, включая восемь основных ежегодных фестивалей, ритуалы, посвященные различным фазам луны и собрания на «священных» холмах. Помимо прочего были учтены обвинения друидов в человеческих жертвоприношениях, выдвинутые римлянами много веков назад. Однако, как показала экспертиза, свидетельств «о каком-либо серьезном причинении вреда» найдено не было.

Эмма Ресталл Орр, основатель The Druid Network, считает, что работа с организацией друидов способствовала общему пониманию Комиссией языческих, анимистических и политеистических верований, что открывает дорогу к государственному и общественному признанию целой плеяде религиозных меньшинств.

Теперь любителям кельтики поручено доблестно соответствовать своему почетному статусу, бережно охраняя историческое наследие, флору и фауну Туманного Альбиона, в чем, согласно традиции, и сами друиды заинтересованы.