Tag Archives: фундаментализм

Вацлав Гавел - Vaclav Havel

Вацлав Гавел об угрозе фундаментализма

«Думаю, религиозность в посткоммунистических странах — нет, пожалуй, я буду говорить только о Чехословакии — имеет два аспекта.

С одной стороны, это нечто очень серьезное и многообещающее, так как направляет мысли человека к возвышенному, напоминает о метафизических корнях нашей совести и ответственности, призывает к бескорыстию и любви к ближнему. Воскрешение традиционных христианских ценностей — дело чрезвычайной важности, наше деморализованное общество очень в этом нуждается.

Есть, однако, и другой аспект, который в Польше, возможно, ярче выражен, чем у нас: участие религии, или Церкви, в политической жизни. Вера — с ее глубоко внутренним, духовным, личностным началом — в нашем секуляризованном, светском мире превращается в доктрину или идеологию. А ведь у нас, как я уже говорил, есть шанс отвратить мир от идеологии.

Сколь опасно вмешательство религии в политику, гораздо отчетливее, чем в христианских странах, видно в странах мусульманских, где это оборачивается фундаментализмом. Государство там вроде бы опирается на религиозную основу, но, в сущности, эта основа доктринерско-идеологическая. Такое государство по сути своей нетолерантно, поскольку ограничивает жизнь человека одним измерением, связывает его, манипулирует им. Полагаю, что построенное на религиозных принципах государство — как и государство, построенное на идеологических или националистических принципах, — всегда опасно.

И сегодня следует опасаться, что после падения коммунизма поднимет голос фундаментализм — религиозный или националистический. Но, по-моему, есть сила, которая способна его одолеть. Это — инстинкт самосохранения нашей планеты. Что только не угрожает ее целостности: и экономическая и социальная пропасть между богатыми и бедными странами, и рост народонаселения, и экологические катастрофы, и т.д., и т.п. Короче, существует глобальная угроза, но я верю, что хотя бы часть человечества начала эту угрозу осознавать и вовремя сумеет опомниться; это, кстати, должно привести к индивидуализации позиций и высвобождению из рабства доктрин, идеологии и фундаментализма. В противном случае наш общий путь окажется самоубийственным. Но я верю, что инстинкт самосохранения победит».

 — Знаменитый драматург, бывший диссидент и политзаключенный, последний президент Чехословакии и первый президент Чехии (1993—2003) Вацлав Гавел в интервью главному редактору «Газеты Выборча» Адаму Михнику 30 ноября 1991 года

Немецкие христиане выступили против террора и насилия

Немецкие христиане выступили против террора и насилия

Спустя неделю после кровавого столкновения мусульман и христиан в Каире, коптские православные христиане вышли на демонстрацию в Берлине.

По словам берлинского архиерея Гиргиса Эль Мохараки, 17 октября на улице собралось около 500 человек, требовавших свободы вероисповедания и прекращения насилия в Египте. Демонстранты, среди которых был и епископ коптской православной церкви в Германии Анба Дамиан, прошли по главной улице Унтер ден Линден от Берлинского собора до Бранденбургских ворот.

Протест поддержала Евангелическая церковь земли Берлин. Епископ Маркус Дреге заявил, что верующим всех конфессий следует сплотиться и высказаться против террора и насилия.

В столкновениях мусульман и христиан в египетской столице на прошлой неделе погибло 26 человек, несколько сотен были ранены. Поводом послужил масштабный протест коптских христиан против нападения на церковь в провинции Асуан. Коптское меньшинство Египта, составляющее примерно 10% от всего населения, обвиняет радикальных мусульман.

Напомним, что после свержения в феврале этого года правительства Хосни Мубарака Египет покинули свыше 100 тысяч коптов. В числе беженцев в основном молодые люди, оказавшиеся под давлением исламских фундаменталистов и в отсутствие защиты со стороны новых властей страны.

Культпоход в октябре: кино

Культпоход в октябре: кино

Каждый месяц Religo.ru выбирает выходящие в прокат фильмы, на которые мы бы хотели обратить ваше внимание. Нам важно освещать все проявления религиозности в современном мире, и кинематограф не является исключением. В октябре на большом экране можно увидеть как человек побеждает время, какой будет жизнь людей будущего, к чему приводят прогресс и последствия религиозного фанатизма и многое другое.

Живая сталь / Real Steel
Реж. Шон Леви

По мере развития прогресса возникает вопрос, как будет выглядеть общество, когда машины станут самостоятельными, научатся «думать», и смогут ли они заменить человека. Эти темы уже неоднократно поднимались в кинематографе в таких фильмах как «Терминатор», «Робокоп» и других. Идея «Живой стали» сводится к тому, что человеческий интеллект заменить невозможно, но робот может позаимствовать у него «технику» и непредсказуемость, и это дает большие преимущества перед теми, кто запрограммирован на стандартные действия и решения.

Премьера в России — 6 октября

Не бойся темноты / Don’t Be Afraid of the Dark
Реж. Трой Никси

Новый фильм-ремейк одноименного фильма 1978 года от Гильермо дель Торо. Сюжет основан на мифе о загадочных существах — зубодерах. Это злые зубные феи, питающиеся молочными зубами и использующие магию. Миф о зубной фее появился в Великобритании и вскоре стал популярен среди других европейских стран и в Америке. Для кинематографа характерно превращение добрых героев в злых, и миф о зубной фее не стал исключением. В России зубные феи известны благодаря кино, но не очень популярны, однако фильм будет интересен любителям европейской мистики, а также ценителям творчества Гильермо дель Торо.

Подробнее о фильме

Премьера в России — 13 октября

Не сдавайся / Restless
Реж. Гас Ван Сент

Фильм показывает, как ощущение приближающейся смерти и соприкосновение с ней меняет восприятие мира и заставляет задуматься о каждом прожитом дне, о каждой встрече. Особый оттенок фильму дают подростковые проблемы
поиска взаимопонимания, обособленности и некоторой отстраненности от мира, которые так часто возникают в «переходном возрасте». И здесь важно, чтобы рядом был человек, который способен принять тебя таким, какой он есть.

Премьера в России — 13 октября

Другая земля / Another Earth
Реж. Майк Кехилл

Поклонникам фильмов «Беги, Лола, беги» и «Эффект бабочки» будет интересна дебютная картина Майкла Кехилла «Другая заемля», призер Sundance-2011, фестиваля независимого кино, проходящего каждый год в США. Проблемы времени и невозможности изменить прошлое неоднократно поднимались в кино с помощью различных образов. Сожалея о своих поступках, люди часто мечтают вернуться в прошлое, исправить ошибку и посмотреть, как все могло бы сложиться. На этот раз героям предоставляется возможность посмотреть на жизнь своих двойников.

Премьера в России — 13 октября

Паранормальное явление 3 / Paranormal Activity 3
Реж. Генри Джуст, Эриель Шульман

Третья часть успешной франшизы «Паранормальное явление». Зрителю вновь предоставляется возможность столкнуться со сверхъестественным – призраком дома. Похожие образы часто появляются в кино, взывая к страху темноты и привидений, а также встречи с неизведанным во время того, как человек засыпает. «Паранормальное явление-3» дополняет первую и вторую части, однако для того чтобы понять сюжет третьей, они не обязательны к просмотру.

Премьера в России — 20 октября

Красный штат / Red State
Реж. Кевин Смит

В российский прокат выходит фильм-провокация «Красный штат» Кевина Смита, участник фестиваля Sundance-2011. В фильме можно увидеть, как церковный фундаментализм принимает крайне жестокие формы, и чем может обернуться религиозный фанатизм. Прототипом главного героя стал пастор Баптистской церкви Уэстборо Фред Фелпс, придерживающийся радикальных взглядов в отношении гомосексуализма. В фильме круг проблем расширен до любого нарушения заповедей и доведен до крайней точки, чтобы привлечь внимание к отношениям церкви и общества.

Подробнее о фильме

Премьера в России – 20 октября

Время / In Time
Реж. Эндрю Никкол

Фильм «Время» Эндрю Никкола — это новая киноутопия, в которой человек побеждает старость, и единственной валютой становится время. Проблемы старения, вечной жизни и идеального общества волнуют людей еще со времен Томаса Мора, однако идеальной модели так и не найдено. «Время» подтверждает это, а также наводит на мысль, что прогресс может завести в тупик, не оправдав надежды людей, поэтому человек сможет стать счастливым не благодаря технологиям, но если он останется Человеком.

Подробнее о фильме

Премьера в России – 27 октября

Красный штат

Побойся Бога, или «Красный штат»

Впервые свой новый фильм «Красный штат» Кевин Смит представил на фестивале Sundance — 2011. Подражая герою фильма, режиссер вышел на премьеру с лозунгом «Бог ненавидит толстых».

В «Красном штате» показан религиозный фанатизм в самых крайних формах. Те, кто верен Богу, убивают развратников, а пастор, отказываясь спасать людей, занимается их уничтожением. Кевин Смит пытается поднять вопрос болезни современного общества и тупиковости дальнейшего пути в отсутствие духовного развития. Но фундаментализм и религиозный фанатизм зачастую принимают ужасающие формы. С одной стороны, жестокость этого фильма отталкивает, но с другой — заставляет задуматься над будущим человечества и поиском «золотой середины» в его развитии.

Прототипом главного героя стал глава Баптистской церкви Уэстборо, пастор Фред Фелпс, который прославился нетерпимостью к сексуальным меньшинствам и провокационным высказываниям в их адрес. Фреду Фелпсу принадлежит сайт God Hates The World, где осуждаются все страны, легализовавшие гомосексуализм. В их число попала и Россия.

Премьера в России — 20 октября 2011 года.

Ислам в Европе

Между исламом и Западом

Между исламским миром и Западом сохраняется негативное стереотипное восприятие. Об этом свидетельствуют результаты свежего исследования Pew Research Center. Многие жители стран Запада видят в мусульманах фанатичных и жестоких людей. Между тем, мусульмане Ближнего Востока и Азии считают западное общество эгоистичным, аморальным, жадным, жестоким и фанатичным. Continue reading Между исламом и Западом

Евангельские ценности «Пилы»

Евангельские ценности «Пилы»

Уже «покойная» Национальная экспертная комиссия по защите общественной морали запретила к прокату в Украине триллер «Пила», оценив фильм, как пропагандирующий жестокость, насилие, пытки людей, обесценивание человеческой жизни, и способный нанести вред нравственному воспитанию граждан. По количеству жестокости и кровавых сцен «Пила» не уступает «Страстям Христовым», а если вспомнить о случаях смерти во время показа «христианского ремейка», то даже превосходит его. Continue reading Евангельские ценности «Пилы»

Заложник талибократии

Заложник талибократии

4 января 2011 года в Исламабаде охранник губернатора пакистанского Пенджаба Салмана Тасира, религиозный фанатик, выстрелил в своего шефа. Тасир публично выступал в защиту заключенной Асии Биби. Односельчанки, поссорившиеся с Биби, обвинили христианку и многодетную мать в оскорблении Пророка Мухаммада. Суд приговорил ее к повешению, прибегнув к так называемому «закону о богохульстве».

«Законом о богохульстве» условно называют несколько положений пакистанского уголовного кодекса. В частности, речь идет о статье 295 УК, предписывающей наказывать пожизненным заключением за осквернение Корана и смертью за оскорбление Пророка.

У пакистанского закона о богохульстве есть апологеты среди местных публицистов, пишущих на английском и, следовательно, адресующих свои высказывания глобальному читателю. Есть и «внешние» защитники такого рода практик в такого рода сообществах. Среди выдвигаемых стороной защиты аргументов можно выделить три стандартных и один оригинальный, он же «железный».

Первый стандартный аргумент: «нужно уважать законы и обычаи других народов». Аргумент внешне бесспорный. Конечно, нужно. Например, добровольно эмигрируя в людоедскую страну, вы априори соглашаетесь с тем, что люди там время от времени пожирают себе подобных. То есть и вы (как знать!) можете стать едой. Если же вы не намерены эмигрировать, уровень уважения меняется произвольно. Он напрямую зависит от уровня самоуважения. Самоуважение – слишком высокая цена за реноме сверхтерпимого человека.

Второй стандартный аргумент: «мусульмане имеют право быть мусульманами». Разумеется, имеют. И понятно, что любая религиозная система тотальна. Это не значит, что без какого-то элемента этой тотальности она перестанет быть собой. Если Папа Римский разрешит презервативы, католики не перестанут быть католиками. Если Патриарх Кирилл решит перейти на григорианский календарь, православные в России не перестанут быть православными. Если мусульмане в отдельно взятой стране перестанут забивать женщин камнями, рубить преступникам руки и вешать «богохульников», они не перестанут быть мусульманами – тем более, что в других отдельно взятых странах мусульмане научились обходиться без такого рода прелестей жизни.

Третий стандартный аргумент: «они (то есть пакистанцы) сами хотят так жить». Может быть, действительно хотят. А, может быть, и нет. «Хотеть» означает «делать осознанный выбор», и применительно к мусульманским сообществам всегда сложно понять, насколько выбор хиджаба или выбор наказаний для преступников является именно выбором, предпочтением одного другому, насколько этот выбор осознан. Чей это выбор? Безмолвного большинства? Когда-то это большинство формировала неграмотность, сейчас – страх, в том числе и страх грамотных людей. Их «точку зрения» являет миру меньшинство, не способное молчать и поэтому кажущееся большинством.

Наконец, «железный» аргумент апологетов закона о богохульстве звучит так: в Пакистане еще никогда по этому закону не казнили. Возможная казнь Асии Биби выбьет этот аргумент из рук сторонников «мусульманской идентичности» Пакистана. Но и без нее довод выглядит демагогичным, если не сказать глумливым и лживым.

Да, в Пакистане пока никого не казнили за богохульство. Однако фанатики не раз расправлялись с обвиняемыми собственноручно и нередко оставались безнаказанными. Закон, который безграничное уважение к другим традициям и культурам велит называть «специфическим», а самоуважение – мракобесным, диким и негуманным, помогал «метить» жертв и де-факто легитимировал насилие.

Ненависть к Другому обычно переживает двухшаговую эволюцию. Эволюционирует аргументация. На первом этапе она настолько примитивна, что ограничивается визуально постигаемыми различиями. В сообществе, едином в ненависти к Другому, более изощренная аргументация не требуется. Никому не нужно доказывать, что Другой заслуживает того, чтобы быть униженным, убитым или стать рабом. Вторая стадия наступает тогда, когда кто-то внутри сообщества начинает – по тем или иным причинам – задумываться над необходимостью агрессии по отношению к Другому. Тогда появляется закон как медиатор между умеренностью и радикализмом, как внеположная им плоскость. Закон и задает модели оправдания, легитимации насилия, адресованные «гуманистам».

Так, индусы-фундаменталисты убивают христиан за то, что те якобы убили их гуру или деятеля националистического движения. Пакистанские фанатики-мусульмане готовы стрелять в христиан за то, что они якобы оскверняют Коран или оскорбляют Пророка Мухаммада.

Мусульмане, безусловно, имеют право быть мусульманами. И здесь бессмысленно дискутировать о преимуществах и недостатках западной или исламской моделей общества и государства. Однако любой закон о богохульстве, в чьих бы интересах он не принимался, препятствует развитию религии. Она перестает привлекать интеллектуалов. Законы о богохульстве не задают единых правил игры, так как их претворение в жизнь целиком и полностью подчинено интерпретациям. Это сковывает интеллектуала, которому необходима свобода или хотя бы внятность, четкость границ. Именно интеллектуал делает религию современной. Без него она хиреет. Она вырождается, превращаясь в набор суеверий.

Возможно, часть политического истеблишмента в Пакистане, которую принято считать «либеральной», понимает это. Но управлять Пакистаном не пожелаешь и врагу. Страна ВИЧ-инфицированна. Она страдает латентной талибократией. Она опасна, потому что обладает ядерными боеголовками. И во многом именно поэтому правящие элиты Пакистана раз за разом поддаются на шантаж клерикалов и фанатиков. Они не собираются менять закон о богохульстве. Пакистанский фанатизм не взял власть себе. Он взял власть в заложники. А чего можно требовать от заложника?