Tag Archives: новая религиозность

Поэт-сказитель и успокоительное средство

Поэт-сказитель и успокоительное средство

Через год после смерти известного в сети, а после и за ее пределами автора Дмитрия Горчева издается большой и хорошо составленный сборник его рассказов — «Деление на ноль». Нельзя сказать, что он спровоцирует новую волну литературоведческих или иных исследований — о Горчеве и так говорят много и с удовольствием. И, тем не менее, повод есть повод. Continue reading Поэт-сказитель и успокоительное средство

Игры олимпийцев

Игры олимпийцев

Факел Прометея будет доставлен на Кавказ, туда, где он, согласно мифу, был прикован к скале за похищение огня у богов для передачи людям. Произойдет это в начале 2014 года, после того как состоится традиционная церемония зажжения огня, проводимая возле археологических раскопок на месте древнего города Олимпия в Греции. Continue reading Игры олимпийцев

Derwish_Company

Новые суфии

Репортаж о жизни в американской суфийской коммуне вызвал множество вопросов о том, что же такое нео-суфизм, какое отношение он имеет к традиционному суфизму и исламу в целом. Обозреватель Religo.ru Анастасия Галашина обратилась за комментариями к генеральному секретарю Суфийского Ордена Северной Америки Хасану Сухраварди Гебелу. Continue reading Новые суфии

"Ходячие мертвецы"

Вопросы зомби-теологии

Ученые и журналисты, заинтригованные популярностью живых киномертвецов, решили отыскать ее причину и пришли к выводу о существовании многочисленных параллелей между зомбилендом и современной цивилизацией, — сообщает CNN.

Поводом для публикации идей зомби-теологии послужил нашумевший многосерийный фильм «Ходячие мертвецы», число поклонников которого только в США достигает шести миллионов человек. Дэвид Мерфи, автор книги «Зомби для зомби: Советы и этикет для живых мертвецов», так объясняет это явление: «Наше обожание зомби имеет религиозные корни. Зомби – это человек, утерявший путь своей души». Continue reading Вопросы зомби-теологии

Звенящие кедры интернета

Звенящие кедры интернета

О влиянии интернета на современную жизнь, в том числе и религиозную, говорилось неоднократно. Уже написаны книги, статьи и сборники, освещающие новую, виртуальную религиозную идентичность. Исследователи стараются понять, какую роль современные технологии играют в деятельности уже существующих религиозных сообществ и как способствуют развитию новых. Интернет «открывает множество дорог»: он позволяет исполнять те религиозные потребности, отправление которых ранее могло происходить только при непосредственном контакте в рамках религиозной институции. Например, с его помощью можно, не выходя из дома, задать вопросы духовному лидеру или авторитетному лицу, ознакомиться со священными текстами, поговорить с единомышленниками и даже совершить религиозный обряд (например, исповедь) и он-лайн паломничество.

Виртуальное пространство стало местом для дискуссий и потенциальных знакомств, поиска единомышленников – «своих», т.е. близких людей, имеющих схожие ценности и взгляды на общество и его будущее. То есть, для всего то, что раньше могло происходить только при непосредственном общении лицом к лицу. А кроме того, дало возможность распространить сообщество за рамки ближайшего локуса и включить в него бóльшее количество людей.

В качестве примера такого проявления современной религиозности можно привести деятельность движения читателей серии книг Владимира Мегре «Звенящие кедры России». Без интернета его настоящее, вероятно, было бы совсем иным. Книги начали публиковаться со второй половины 90-х годов XX века и издаются до сих пор. Главная героиня – Анастасия (поэтому ее последователей часто называют анастасийцами) – рассказывает автору свой взгляд на мир и его преобразование к лучшему путем строительства родовых поместий. Книги послужили источником вдохновения и объединения людей, однако само движение не приобрело строгой институциональной структуры, иерархии и членства. Именно поэтому анастасийцев, кроме общения в виртуальном мире и, может быть, в клубе, мало что объединяет.

Несмотря на то, что в обществе можно заметить тенденцию отказа от принадлежности к какой-либо конфессии (believing without belonging), для большинства «быть религиозным» все еще означает быть частью группы, даже если эта сопричастность скорее символическая и субъективная, чем реальная. Это не взаимоисключающие точки зрения: «независимость» от авторитетов также требует какой-то группы людей, разделяющей данную точку зрения, и «пророков», открывающих эту истину.

Возвращаясь к обществу читателей книг Владимира Мегре, стоит заметить, что даже если они заявляют о свободе от «религиозных предрассудков», отвергают какие-либо организационные религиозные системы как ошибочные и воспевают божественные способности каждого человека, им необходима, пусть виртуальная и дискуссионная, но все же поддержка людей, мыслящих в похожем русле. Поэтому интернет стал одним из факторов распространения движения — причем даже не столько его учения, сколько интерпретации практик, изложенных в книгах. Для анастасийцев он — одна из основных площадок объединения, возможность договориться и узнать о чем-то.

Знакомство с книгами «Звенящие кедры России», полемика вокруг изложенных в них идей, поиск единомышленников обычно происходит через интернет или через не-виртуальные «эзотерические» сети общения, включающие в себя книжные магазины, концерты, семинары. Многие анастасийцы — особенно молодые, – активные пользователи электронных ресурсов. К слову, люди среднего и старшего поколения прибегают к ним гораздо реже, поэтому интернет-сообщество анастасийцев – это преимущественно (но не всегда) сообщество молодых людей.

Сейчас в интернете представлены самые разнообразные веб-ресурсы, затрагивающие, наверное, все области, значимые для анастасийцев. Заходя на сайты, они узнают о существовании клуба, родовых поместий, разнообразной экологической продукции. Важно, что многие сайты носят интерактивный характер, что дает просто не просто для получения информации, но для диалога. Такую возможность предоставляет сайт Владимирского фонда «Анастасия», петербургский клуб читателей «Сотворение» и много других. Разумеется, задействованными оказываются и социальные сети.

Основная тема материалов сайтов — поиск земли и создание родовых поместий, экологическое строительство, поиск «половинки» в среде единомышленников, вегетарианское питание, воспитание детей. При этом дискуссии не всегда проходят мирно — зачастую требуется участие модераторов и даже применение ими карательных мер. Вопросы власти на сайтах решаются по-разному и анастасиевец волен выбирать устраивающий его ресурс. Однако стоит сказать, что, несмотря на стремления к «вечевому» идеалу правления, режим интернет-форумов может быть вполне авторитарен. На каждом форуме есть модераторы и хранители, следящие за порядком и соответствием публикации заявленной теме.

В создании сайта петербургских анастасийцев «Сотворение» принимало участие много читателей, в связи с чем он претендует на «демократичность», которая выражается и в том, что каждый читатель может почувствовать свою сопричастность и поучаствовать в оплате за хостинг. На сайте Владимирского фонда «Анастасия» ситуация несколько иная: там есть «официальные должности» (такие, как исполнительный директор фонда), которые проводят довольно жесткий контроль над тем, что пишется на форуме.

Канадский социолог Лорне Доусон справедливо отмечает особенность интернета — он способствует производству «одномоментных экспертов», чьи слова часто не подкреплены каким-то существенным авторитетом. Следствие этого – это кризис аутентичности, связанный с крайней изменчивостью виртуального мира, который может быть создан кем угодно, включать сколь угодное число людей и быть абстрагированным от мира офф-лайн [Dawson L., Cowan D. Introduction // Religion Online: Finding Faith on the Internet / Edited by Lorne L. Dawson and Douglas E. Cowan. New York: Routledge, 2004. P. 2]. Возможность анонимности предоставляет свободу — в том числе от ответственности за высказывание. Поэтому дискуссии на форумах бывают очень открытыми и правдивыми — до такой степени, что порой превращаются обмен ругательствами и перепалки.

Виртуальные сети воспроизводят не только коммуникацию, но и экономические отношения реальных социальных сетей. В частности, среди круга людей, идейно близких к учению Анастасии, очень часто становятся популярны определенные мероприятия или товары. Среди них: курсы по строительству, пчеловодству, лозоплетению, травоведению, лидерству, открытию способностей женственности и мужественности; продажа изделий, изготовленных вручную (куклы, обереги и пр.). Все это служит площадкой, где люди, ощущающие себя связанными друг с другом какими-то узами в мире онлайн, желают встречаться однократно или многократно в реальном мире. В данном случае «оффлайн» организованность происходит ситуативно и служит решению каких-то конкретных задач. Информация о таких событиях поступает к ним преимущественно через виртуальный мир, из которого они, по сути, могут и не выходить.

Было бы слишком смело сказать, что религиозная жизнь индивида проходит в интернете, но во многом проявляет себя именно в нем. Интернет-публикации демонстрируют широту и разнообразие взглядов анастасийцев, а виртуальное общение стало одним из важных способов коммуникации и идентификации. Виртуальный мир заменяет собой институцию, а его постановления хотя и носят скорее рекомендательный характер, но они позволяют создать какие-то (пусть и относительные) периодически воспроизводящиеся нормы. Вместе с тем интернет дает возможность анастасийцам осознавать себя частью большого целого, и в принципе, является основным пространством существования сообщества в реальности.

Мифология сверхчеловеческого

Археология поп-культуры

Самая незатейливая детская сказка обладает особой силой затрагивать
и вдохновлять глубокие пласты творчества – так же, как капля воды
сохраняет вкус океана, а яйцо блохи вмещает в себе все таинство жизни.

Дж. Кэмпбелл

На обложке очередного труда по популярной культуре «Миф об американском супергерое» красуются Чак Норрис и Супермен – авторы анализируют голливудскую кинопродукцию, привлекая в качестве основной теории мифа не менее раскрученную в США, чем сам предмет исследования, концепцию мономифа Джозефа Кэмпбелла (Lawrence J.Sh., Jewett R. The myth of the American superhero. 2004).

Это далеко не случайно. Кэмпбелл, теперь хорошо известный и в России, прославился среди массовой аудитории не столько своими многочисленными научными трудами по мифологии, сколько сотрудничеством с Джорджем Лукасом, режиссером космической эпопеи «Звездные войны».

Джозеф Кэмпбелл

Можно по-разному относиться к подобной славе. Однако, популярная культура, и в первую очередь кинематограф, представляет для специалиста-религиоведа, не страдающего огульным презрением и снобизмом в ее отношении, особый интерес. В структуре многих произведениях популярной культуры легко проследить схемы, предложенные исследователями мифологии и фольклора. «Звездные войны» в этом отношении наиболее показательны. Сам Лукас подчеркивал, что сценарий фильма, над которым он работал много лет и в основе которого изначально лежал сюжет картины Акиры Куросавы «Три негодяя в скрытой крепости», был значительно видоизменен под воздействием идей «Тысячеликого героя». Как признается Лукас: «Я не очень хорошо понимал, что делал (когда писал Звездные Войны). Я начал работать, начал проводить исследования, начал писать и год проходил за годом. Я написал несколько разных вариантов и случайно наткнулся на «Тысячеликого героя». В этот момент я вдруг понял то, чего хочу.  […] Я сказал: вот моя история. Вот – Начало. Вот – Конец. Вот как надо все сделать. Если бы не книга Кэмпбелла, то, возможно, я писал бы Звездные Войны и сегодня» (Campbell J. The Hero’s Journey: Joseph Campbell on His Life and Work. P.189).

В труде Кэмпбелла находкой для Лукаса стала сама концепция мономифа. Этот заимствованный у Джойса термин Дж. Кэмпбелл использовал для описания мифологического пути-приключения героя, которое строится на основе расширенной формулы обряда перехода: исход – инициация – возвращение (что аналогично стадиям, выделенным А. ван Геннепом: сепаративной, лиминарной и реинтегративной).

Данный трехчастный код Кэмпбелл называет атомным ядром или центральным блоком мономифа. «Герой» – пишет Кэмпбелл, – «представляет собой мужчину или женщину, способных преодолеть свои личные и локально-исторические ограничения и перейти к обладающим всеобщей значимостью, общечеловеческим формам. Точки зрения, мысли и воодушевление такого человека в незапятнанном виде исходят из первичных импульсов человеческой жизни и мышления. […] Герой умирает как современный человек, но возрождается как человек вечный — совершенный, обобщенный и всеобщий». Герой должен отступить от вторичных эффектов к «причинным зонам души», где скрываются подлинные трудности, прояснить их, избавиться от них, то есть «дать бой демонам детства собственной локальной культуры», прорваться к неискаженному, прямому восприятию архетипических образов и вернуться к нам преображенным, преподав «усвоенный урок обновленной жизни».

Концепция Дж. Кэмпбелла оказалась удивительно востребована в Голливуде. После шумного успеха «Звездных войн» к ней обращались многие авторы эпических произведений. Использование схемы Кэмпбелла нетрудно проследить в самых разнообразных произведениях популярной культуры, начиная от анимационного фильма «Король-Лев» и заканчивая культовой «Матрицей». Более того, структура мономифа была еще более упрощена и адаптирована для нужд сценаристов и киноиндустрии К. Воглером, выделившим двенадцать стадий пути героя.

Стоит вспомнить, что очевидно схожую c кэмпбелловской и производными от нее структуру нарратива выдвинул еще в 1928 В. Пропп в «Морфологии волшебной сказки». Справедливости ради стоит заметить, что на английский язык эта работа была переведена только 1958, когда и возникла оживленная дискуссия вокруг теории Проппа, отраженная, в частности, во II томе структурной антропологии К. Леви-Стросса. Кэмпбелл же публикует «Тысячеликого героя» в 1949. Любопытно, что при всем антагонизме этих двух подходов – глубинно-психоаналитическом Кэмпбелла и историко-генетическом структурализме Проппа – оба исследователя приходят к выводу, что структура героического мифа (Кэмпбелл) и волшебной сказки (Пропп) восходит к обряду инициации. Выход из обыденного состояния, пересечение границы иного мира, символическая смерть, возрождение в новом качестве и, наконец, возвращение – вот код, по которому строятся многие произведения популярной культуры.

В данный момент теория функций действующих лиц, предложенная Проппом, широко известна на Западе. Для создания идеального сюжета она предлагает сценаристам более сложную, как минимум – 31 частную структуру (с многочисленными вариациями). Одним из примеров использования идей Проппа в сценарном творчестве является статья Дж. Томаса с забавным названием «Структура киносценария Пропперовским образом». Однако не все авторы разделяют мнение об актуальности мифологических теорий для создания сюжетных линий – ведь между традиционным мифом и мифологическим нарративом поп-культуры существует значительная разница. Так, Умберто Эко указывает, что за персонажем классического мифа стоит история, его образ развивается и мы воспринимаем его как героя в связи с героическими поступками, которые он совершает, а в поп-культуре герой статичен. Эко замечает: «Супермен – по определению персонаж, которому ничто не может воспрепятствовать, – находится в нарративно тревожной ситуации героя без противника, а следовательно, без возможности какого-либо развития». В этом случае нарратив популярной мифологии теряет большую часть своего мифологического потенциала. Кроме того, чтобы иметь успех, сюжетная линия современной мифологии поп-культуры должна казаться читателю или зрителю необычной, поэтому по отношению к ней не действуют универсальные законы, свойственные традиционному мифу, где фабула строится по хорошо известной, в некотором смысле, канонической модели. Эко подчеркивает, что в современном нарративе поп-культуры отсутствует «эстетическая универсальность» – «способность служить указанием на поведение и чувства, близкие всем нам». Повествование обретает свойства литературного произведения, с замысловатыми и внезапными для аудитории поворотами сюжетной линии, неприемлемыми в структуре мифа.

Адам Вест и Бёрт Уорд в экранизации комиксов о Бэтмане

Между тем можно с уверенностью утверждать, что, восприняв идеи Кэмпбелла и Проппа, современная популярная культура учла недочеты, подмеченные Эко. Мономиф выступает той «эстетической универсальностью» мифа, которой недоставало Эко в историях о супермене. Люк Скайвоукер из «Звездных войн» уже персонаж с личной историей и с развитием. Он уже не супермен, он не всесилен и у него есть сильные противники. Близок ли нам его образ, потому что мы любим приключения, устали от тусклой реальности и хотим погрузиться в волшебный космический мир? А может, этот персонаж проходит всем нам подсознательно знакомый путь героя, символически отражающий универсальный психический процесс индивидуации? Так или иначе, «Звездные войны» из культового фильма уже превратились в культ, со своими адептами, исповедующими джедаизм. И пусть метаморфозы новой религиозности вызывают улыбку, а разговор о популярной культуре сподручней вести несерьезно, исследовать ее уже стоит со всей серьезностью.

Популярная культура, и в особенности кинематограф, играют значительную роль в жизни современного общества вне зависимости от того, как мы к этому относимся. Многие кинематографические картины становятся кладезем значений и смыслов, одинаково доступных широкому кругу зрителей. Популярные фильмы не просто «растаскиваются на цитаты», они содержат легко узнаваемое, а потому практически универсальное семантическое поле и в результате составляют своеобразную картину мира современного человека. Подобно религиозному символизму средневековья, наша действительность пропитана образами и символами, почерпнутыми из популярной культуры, которая в связи с этим представляет все возрастающий интерес для исследователей. В этой связи вполне очевидной представляется тенденция к переходу от резкой критики массовой культуры, свойственной первой половине и середине XX века, к ее научному анализу в конце XX  – начале XXI. И присутствие Чака Норриса и Супермена на обложке научной книги уже не кажется парадоксом.

Фото: Getty

Друиды получили официальный статус

Религиозная группа друидов, зарегистрированная в Великобритании в 2003 году, получила наконец официальный статус, будучи признанной благотворительной организацией (charity), — сообщает Telegraph. Решение было принято Комиссией по благотворительности Англии и Уэльса, освободившей, таким образом, ревнителей кельтских традиций от уплаты части налогов и приравнявшей их к более мейнстримовым деноминациям.

Путь к признанию занял четыре долгих года. Председатель организации The Druid Network Фил Райдер отмечает, что большая часть трудностей за этот период связана с непониманием Комиссией верований и ритуальных практик друидов, что обернулось их тщательнейшим изучением и анализом. Результаты исследований привели к созданию текста объемом в двадцать одну страницу, поясняющего специфические особенности этой религиозной группы, а именно — почитание Солнца и Земли, божеств и духов локальных природных объектов. Комиссия зафиксировала основные религиозные практики друидов, включая восемь основных ежегодных фестивалей, ритуалы, посвященные различным фазам луны и собрания на «священных» холмах. Помимо прочего были учтены обвинения друидов в человеческих жертвоприношениях, выдвинутые римлянами много веков назад. Однако, как показала экспертиза, свидетельств «о каком-либо серьезном причинении вреда» найдено не было.

Эмма Ресталл Орр, основатель The Druid Network, считает, что работа с организацией друидов способствовала общему пониманию Комиссией языческих, анимистических и политеистических верований, что открывает дорогу к государственному и общественному признанию целой плеяде религиозных меньшинств.

Теперь любителям кельтики поручено доблестно соответствовать своему почетному статусу, бережно охраняя историческое наследие, флору и фауну Туманного Альбиона, в чем, согласно традиции, и сами друиды заинтересованы.

Танцующие суфии

Экуменизм по-суфийски

Находясь в коммуне The Abode of the Message, дословно – Обители Послания, человек чувствует, каково это — жить с людьми, которые понимают, зачем им быть вместе друг с другом. В обычных городах люди живут потому, что так сложилось. Здесь же у людей есть общая цель и объединяющий их образ жизни. Абод — это духовное комьюнити, то есть люди, которые приезжают сюда, априори должны интересоваться духовностью, внутренним развитием. В Абоде человек может быть любой веры. И вообще, формально, не обязательно быть суфием, чтобы жить здесь. Абод – это сочетание абсолютно несочетаемых жизней, идей, религий. Возможно, это один из образов возможного гармоничного будущего человечества.

Как появился Абод?

Коммуну основал лидер Международного Суфийского Ордена Пир Вилайят Инайят Хан в 1975 году, а его отец принес из Индии на Запад так называемое Послание суфизма, нового духовного движения. Его целью являлось объединение мудрости разных традиций, преодоление нетерпимости одной религии к другой.

Хазрат Инайят Хан в 1910 году начал свое путешествие из Индии на Запад, через Россию в Европу, а оттуда – в США. В путешествии Хазрат Инайят давал концерты, поскольку был замечательным музыкантом, и читал лекции о суфизме, практикуя который, не нужно быть мусульманином. Естественно, именно в США у него появилось большое количество учеников, а к 70-м годам Орден стал готов к тому, чтобы основать свое поселение.

После долгих поисков места было найдено бывшее поселение шейкеров (Shakers, протестантская религиозная секта в США). Оно располагается на живописных холмах штата Нью-Йорк. Здесь до сих пор живут в домах, построенных шейкерами в XIX века. Правда, в них есть водопровод, канализация и прочие блага цивилизации, а интерьер и даже кровати – позапрошлого века.

Адепты Ордена своими руками в течение многих лет строили Абод, проводили электричество и водопровод, оборудовали офис и кухню, ухаживали за большим садом. Сейчас здесь есть все для жизни, а главное – для духовных практик, уединения и общения с коллегами по духовной жизни.

Жители общины стараются внимательно и осознанно подходить к расходу электроэнергии, воды, сортируют мусор, закупают продукты в магазинах органической еды, а летом выращивают фрукты и овощи. Если приезжает кто-то, готовый заниматься разведением живности, то бывают куры, лошади и прочий скот.

Сейчас духовный лидер Ордена – внук Хазрата Инайята Хана, Пир Зиа, он много времени проводит в Абоде, ведет медитации и ретриты, разговаривает с учениками.

Люди

Поскольку в самой духовной философии Ордена заложена «универсальность», или принятие всех религий мира, всех национальностей, то здесь можно познакомиться с мистиками из самых разных точек планеты и разных религий.

Состав коммуны удивителен, невозможно выделить какую-то одну социальную группу как доминирующую. Здесь есть все: взрослые и молодые, мужчины и женщины, дети (их, пожалуй, меньше всего). Хотя в целом можно всех разделить на две группы. Те, кто живут здесь постоянно, и те, кто приехал, как автор статьи, пожить, поработать, осмотреться и понять, как живут современные суфии.

Большинство живет в уютных квартирках в трехэтажных домиках XIX века, но есть здесь семья, которая купила землю и построила себе дом.

В Абоде можно встретить профессоров и тех, кто с трудом получил образование. Один из столпов общины – Кхалид, живет здесь уже 25 лет. Однажды его приглашали в Непал в качестве консультанта по организации системы образования в стране. Еще одна дама в возрасте сделала карьеру в бизнесе, зарабатывала большие деньги, потом решила искать новый смысл жизни и теперь работает в офисе Ордена.

Молодые рассказывают другие истории. У меня появились три приятеля: Том из Техаса, Рехан из Коннектикута и Мурад из Туниса. Кстати, Мурад – самый что ни на есть настоящий мусульманин (в отличие от большинства членов сообщества). Он вырос в традиционном исламском обществе, знает арабский язык, в оригинале читает Коран. Но он человек очень творческий – оператор, снимает кино, монтирует фильмы. И однажды он почувствовал, что хочет живого ислама, живой веры. Не просто ритуальных поклонов, а духовного творчества, осознания того, что и зачем ты сейчас делаешь.

Том из Техаса – не высокий, худой, с красивым лицом, простой американский парень, которому почему-то больше не нравится жить как обычные люди. Он жил и работал на фермах органического сельского хозяйства в Европе, прошел Випасану (десятидневный буддийский ретрит в молчании) и теперь обосновался в Абоде.

Рехан был рэппером, записывал пластинки и читал свои стихи про Вселенную и про любовь под бит, а потом с ним что-то случилось: расстался с девушкой, все бросил, уехал в Абод. Теперь учится играть на гитаре.

Суфии всегда познавали Бога через творчество, оно было одной из самых важных практик. Среди суфиев были выдающиеся музыканты и поэты – Аттар, Джаллаладдин Руми, Хафиз и другие. И поэтому быть творческим – это хорошо и нормально. В Абоде живут музыканты, поэты, писатели, и иногда устраиваются вечера с музыкой, чтением стихов, танцами.

Когда человек проходит суфийскую инициацию в Ордене, то получает новое, арабское имя, поэтому у героев этой статьи такие необычные имена.

Как попадают в Абод?

Кого-то сюда приглашают друзья, другие узнают из Интернета, когда ищут информацию о современном суфизме или же о коммунах, в которых можно жить и работать. Чтобы сюда приехать, нужно заполнить анкету и отправить ее в Абод. Анкету обсуждают на внутренних собраниях общины и вместе принимают решение. Не известно, бывают ли отказы.

В Абоде можно просто жить и платить за комнату и еду, но есть и другой вариант, который отлично подходит молодым людям в состоянии духовного поиска: за отработку 25-ти часов в неделю человек получает кровать, неограниченный допуск на кухню, возможность посещать медитации и все остальные мероприятия. Такая программа называется «Кхидмат» — Служение. Всегда стараются давать людям работу, которая им подходит. Одни больше всего нужны в офисе, поскольку работают с компьютерами, быстро печатают (обычно — девушки), другие же с большим удовольствием утепляют окна, чинят здания (парни). В общем, свои насущные потребности община удовлетворяет благодаря таким вот «служителям».

Никаких особенных правил в Абоде нет, вполне стандартный набор: правило трезвости (не употреблять спиртных напитков и прочих веществ), курить только в одном отведенном для этого месте, агрессивное поведение — совсем не нормально. Во всем остальном, те, кто живут давно и являются носителями традиций, подают ненавязчивый пример, а если нужно, с удовольствием объясняют и рассказывают.

Будни

Каждое утро проходит небольшая, на полчаса, медитация. Посещение ее исключительно по желанию, никакой обязательности. Честно говоря, не очень многие на нее ходят, поскольку вставать надо к семи утра.

На кухне готовят все, по очереди. Если человек не умеет готовить на несколько десятков человек, то он все равно будет это делать, только в качестве помощника. Потом, соответственно, все вместе едят приготовленное. Поскольку здесь собрались люди из разных точек планеты, то и еда бывает интересная. Мы с русскоязычным приятелем из Ташкента сделали обед по-русски: сварили борщ, нарубили салата со сметаной (для американцев это вообще нонсенс).

Пища готовится вегетарианская, но без фанатизма. Если у кого-то есть потребность скушать колбасы или пожарить курицу, то это без проблем можно сделать.

И еще у каждого члена сообщества есть несколько часов карма-йоги, когда человек делает то, что его попросят, – подметает, моет туалеты, пылесосит. Кстати, это дает особое ощущение общности и равенства, так как это делают все, независимо от того, в каком статусе они находятся.

Во время мытья посуды мы включали The Beatles и Janis Joplin, и это было здорово и сначала необычно. В суфийском коммьюнити такое вполне могло бы быть не принято.

Многие члены общины работают за пределами Абода. Часто это где-нибудь неподалеку. В 20 минутах езды, например, есть большой центр йоги и других практик, где некоторые работают массажистами. Здесь многие занимаются разными система целительства и массажа.

Рик живет в Абоде уже больше 10 лет, но на работу ездит в Нью-Йорк, поскольку у него там фирма и бизнес.

Выходные

Воскресенье в Абоде – праздничный день, часто приезжают гости, друзья. Сначала проводится часовая служба «Универсальная молитва», в которой прославляется единство религиозных идеалов, священность веры и мудрость разных традиций. Есть основные религии, которые упоминаются каждый раз: ислам, иудаизм, христианство, буддизм, индуизм. Иногда прибавляются и другие. Когда я была на службах, в молитвах упоминали зороастризм, религии индейцев и другие.

Как выражение уважения и любви к религиям, во время воскресной службы зажигаются свечи для каждой традиции, читаются священные тексты разных религий. Это могут быть молитвы, заповеди, притчи, медитации.

События в Абоде

На Хануку в гости приезжал раввин и рассказывал о мистическом значении этого еврейского праздника. Это была не лекция, а, скорее, разговор друзей. В конце он спел традиционную еврейскую песню, закрыв глаза и, самозабвенно раскачиваясь на стуле.

Однажды приехал человек, не имеющий на первый взгляд никакого отношения к религии. Он работает с ветеранами вьетнамской войны, используя сновидения и другие техники. Также они занимаются практикой искупления: желающих отвозят во Вьетнам, туда, где они воевали и убивали. Дают бывшим солдатам возможность попросить прощения, сделать что-то для тех, кто там сейчас живет.

В Абоде регулярно проводятся встречи для тех, кто здесь живет. На одних решаются бытовые вопросы, обсуждаются отношения «в семье», на других же читаются тексты Учителя – Хазрата Инайята Хана, и наиболее опытные и уважаемые суфии их трактуют, выслушивают вопросы молодых, учат медитировать.

Несмотря на то, что я приехала совсем недавно, никто не препятствовал осуществлению моих идеи. Я организовывала небольшие мероприятия, по утрам стала делать йогическую зарядку со своими друзьями в общем зале для медитаций. Это давало удивительное чувство свободы и поддержки.

И при этом здесь очень ценится тишина. В один из моих первых дней ко мне подошел замечательный ученый-математик, который живет в Абоде и пишет книгу, и сказал, что мне здесь будет скучно. Я очень удивилась, спросила почему. Он объяснил: «Здесь нет никаких развлечений. Мы любим тишину. В выходные ты можешь вообще за целый день никого не встретить, так как многие медитируют, занимаются своими практиками».

Deepak_Chopra

Путь к знанию и толерантности

На этой неделе стеллажи книжных магазинов США пополнились очередным произведением о «печати пророков» в исламской традиции — Мухаммаде.  Эта литературно оформленная биография является заключительной в трилогии об основателях мировых религий – ей предшествовали труды о Будде Шакьямуни и Иисусе – и принадлежит перу знаменитого врача и писателя, американца индийского происхождения Дипака Чопры. В России автор «Мухаммада» уже известен по многочисленным книгам о воспитании детей, здоровом образе жизни и божественном сознании.

По мировоззрению Чопра – типичный ойкуменист с нью-эйджевским оттенком. Свою новую книгу он считает весьма актуальной, учитывая нынешние общественные волнения касательно мечети на «Ground Zero» и годовщиной печально известного 11 сентября. В недавнем интервью CNN он поясняет, что в США сложилась «этноцентричная и националистическая» обстановка, создающая широкое поле для демонизации чужого. И в самом деле, если посмотреть на типичную и обожествляемую американскую многонациональность и толерантность, мы увидим, что большинство объектов последней уже в момент ее проявления является ассимилированными гражданами США. С  помощью своей книги Чопра намерен «приблизить» Мухаммада к современному человеку, сгладить углы часто вопиющего невежества в отношении истории и духовных основ ислама. Тем более, по мнению автора, «печать пророков» должен быть наиболее постижимым для представителей других конфессий, т.к. не имеет, согласно традиции, божественной сущности.

В качестве решения насущных и, можно сказать, организационных религиозных проблем Дипак Чопра советует обратить внимание на пример некоторых мусульман (и не только), которые предлагают создать целую исламскую организацию, посвященную жертвам 9/11. Будущим же человечества автор «Мухаммада» видит тот «плавильный котел», который представляет собой нынешний Нью-Йорк с его многообразием национальностей, языков и вероисповеданий.

t1larg-curch

Татуировка ради церкви

На что готов пастор ради привлечения неофитов и сплочения существующей паствы? Новые формы религиозности и церковной организации США расширяют список возможных ответов на этот вопрос. Две недели назад — сообщает CNN — лидер христианской деноминации под названием Городская Церковь Анахайма (City Church in Anahiem) в штате Калифорния 26-летний Кайл Боненбергер пообещал вытатуировать на себе логотип церкви, если на ее годовщину явятся 200 человек и паства, таким образом, удвоится. Так и случилось 12 сентября сего года, т.е. своеобразная прозелитическая акция сработала, как и было запланировано. К этой инициативе присоединились и некоторые прихожане, сделав подобные татуировки, в том числе и в день праздничных гуляний. Логотип представляет собой «разобранный» крест и схематическое изображение сердца посередине. В другом варианте центральная часть логотипа может быть латинской буквой «C».

«Это мой способ показать свою приверженность делу Христа и тот способ, которым я делюсь ей с паствой», — говорит предприимчивый пастор. Цель своей миссии Боненбергер видит в максимальном сплочении своих прихожан и возвращении к Общине, а смыслообразующим фактором – всеобъемлющую любовь Бога, полностью познать которую человек не способен. Согласно сайту анахаймской церкви, ее существование опосредовано определенной целью – «Быть Любовью и Надеждой Иисуса в своем Городе».

Городская Церковь Анахайма существует как дочерняя организация Реформаторской Церкви Америки и сотрудничает с Campus Crusade for Christ International. В практики этой деноминации входят еженедельные воскресные собрания в местном панк-рок клубе, что, по мнению пастора, помогает преодолеть барьер молодым людям, ни разу не бывавшим в церкви. Напротив, встречи в Chaim Reaction сопровождаются хорошей музыкой и привычной приятной обстановкой. Помимо этого прихожане Городской Церкви собираются в «малых» домашних группах по 5-12 человек раз в неделю помимо воскресенья, чтобы «поддерживать друг друга на пути постижения Божьего слова в повседневной жизни».