Tag Archives: Северная Африка

Восточный узел — 2

Восточный узел — 2

Каждый день новостные ленты приносят тревожные, а подчас и драматические сообщения о событиях в странах исламского мира. До недавнего времени здесь, казалось, ничто не предвещало социальных взрывов, которые переросли в революции, а то и в гражданские войны.

Мы попросили прокомментировать эти события известного политолога и исламоведа, президента Института религии и политики, члена Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ Александра Игнатенко. С ним беседует Марк Смирнов.

Александр Александрович, наша последняя беседа состоялась больше года назад. За прошедшее время в мире ислама произошло очень много серьезных событий. Одно из них — убийство Усамы бен Ладена, осуществленное американским спецназом. Террорист номер один, как нам сообщили, покоится на дне Аравийского моря. Означает ли это конец многолетней борьбы, которую объединенная коалиция вела против «Аль-Каиды», организации, которую возглавлял Усама бен Ладен?

Любой юрист вам скажет, что факта ликвидации Усамы бен Ладена нет. Никакая международная комиссия не видела тело убитого Усамы бен Ладена, и находится ли оно на дне Аравийского моря, большой вопрос. Но можно с уверенностью говорить, что Усама бен Ладен, что называется, выведен из оборота… Но есть один очень важный момент. Американцы уверяли весь мир (и сами были уверены) в том, что «Аль-Каида» и Усама бен Ладен — это одно и то же. То есть, с ликвидацией Усамы бен Ладена прекратит свою деятельность «Аль-Каида». Заблуждение. За время, которое прошло с основания «Аль-Каиды», к ней присоединялись различные группировки и организации в разных концах света, произнося клятву верности Усаме бен Ладену. Так, например, стала частью «Аль-Каиды» фундаменталистская и террористическая боевая группировка «Единобожие и джихад», которая действовала сначала в Иордании, потом в Ираке и которую возглавлял Абу Мусаб аз-Заркауи. Многие организации, даже не имея в своем названии слова «Аль-Каида», принеся клятву верности Усаме бен Ладену, стали ее подразделениями. Как, например, сомалийская группировка «Джамаат Аш-Шабааб» («Партия молодежи») или действующий на территории России филиал «Аль-Каиды» «Имарат Кавказ».

Таким образом, «Аль-Каида», являясь международной террористической организацией, стала по-настоящему глобальной, при этом ее отдельные подразделения действуют не скоординированно, без единого плана действия, хотя общие стратегические планы бен Ладен, конечно же, определял, как определял их и Айман аз-Завахири, второе лицо в «Аль-Каиде». Он после устранения бен Ладена и стал руководителем этой международной сети. Кстати сказать, в свое время он тоже руководил самостоятельной организацией под названием «Джихад», затем, несколько лет назад, он присоединился к «Аль-Каиде», в результате чего была создана новая организация, которая стала называться «Каида аль-джихад» («База джихада» — «Аль-Каида» и означает «база»). Это еще одно доказательство того, что организация постоянно расширялась и трансформировалась. И в документах, которые сейчас публикуются на сайтах «Аль-Каиды», в шапке написано «База джихада», но было бы не очень правильно представлять ее четко структурированной организацией, где все построено пирамидально. Это сетевая организация, и многие ее подразделения не имеют в названии слова «Аль-Каида», например, уже упомянутая мной группировка «Джамаат Аш-Шабааб».

А «устраненный» Усама бен Ладен все равно остался жить во Всемирной сети, Интернете, потому что за последнее время там было размещено множество его выступлений, видеозаписи его лекций, толкования сложных мест в Коране. Для людей, входивших в «Аль-Каиду», он был и остается религиозным авторитетом. Неслучайно его называли шейх, в данном случае знаток ислама, и жив он сейчас или его нет, молодежь все равно ориентируется на изданные им фетвы (юридическо-богословские постановления) по различным вопросам. Наконец, после Бен Ладена остался Завахири, которого тоже называют шейхом. Он и сегодня продолжает публиковать фетвы. Существенных изменений не произошло.

За минувший год в Северной Африке и на Ближнем Востоке произошли очень серьезные подвижки. Они меняют весь геополитический и религиозный расклад в этом регионе. Если раньше там господствовали светские режимы с определенными чертами культа личности, идеями арабского национализма и социализма, то теперь, когда эти режимы рухнули, на их место претендуют представители радикального ислама. Трудно сказать, умеренные или экстремистски настроенные силы придут к власти в этих странах, как, на ваш взгляд, могут развиваться события в этом регионе?

Так называемая «арабская весна» — явление исключительно сложное, многоплановое, комбинированное. В этих событиях прочитывается несколько слоев, прежде всего это восстание, бунт, возмущение народных масс тяжелыми социально-экономическими условиями. Очень характерно, что эти революции сначала в Тунисе, затем в Египте и далее по арабскому миру совпали с резким подорожанием основных продуктов питания. Есть и другой слой, в некотором смысле принципиальный. Во всех этих странах режимы, некогда революционные и националистические, за эти десятилетия выродились и стали режимами личной власти и собственности. Говоря попросту, они грабили свои народы. Но выросли новые элиты, которые хотели бы тоже воспользоваться теми благами, теми преимуществами, которые дает пребывание у власти. И другой слой в рассматриваемых событиях — это так называемые цветные революции, которые представляют собой перераспределение власти и собственности между элитными группами.

Мы являемся свидетелями того, как в арабских странах разворачиваются национально-освободительные движения. При этом в определенном смысле их можно назвать антиарабскими, потому что поднимают голову те народы, чьи права подавлялись.

Нужно сказать, что в Египте было несколько попыток цветных революций, начиная с 2006 года, например, в 2008 году, но их лидерам не удавалось мобилизовать широкие массы людей. События рубежа 2010–2011 годов дали эту массовую поддержку населения. На площади Тахрир они смогли собрать большое количество людей, которые протестовали — одни против одного, другие против другого, но появился общий вектор: «уходи!» С этими словами толпы людей обращались к Мубараку в Египте, к Бен Али в Тунисе, сейчас обращаются к президенту Салеху в Йемене и т.д. Это относится и к Каддафи, который ливийской элите окончательно надоел. И в Ливии, и среди ливийских эмигрантов сложились оппозиционные группы, которым не нравился режим личной власти Каддафи, абсолютно равнодушной к интересам ливийцев и элитных групп. Некоторые аналитики говорят: Каддафи создал такие условия для ливийцев, в которых они как сыр в масле катались. Но на самом деле это не так. И события в Ливии показали, что народ — во всяком случае, значительная его часть — крайне недоволен тем, что происходило в стране.

Но с началом всех этих революционных событий появились те противоречия, которые держались под спудом в арабских странах, — национально-религиозные. Мы являемся свидетелями того, как в арабских странах разворачиваются национально-освободительные движения. При этом в определенном смысле их можно назвать антиарабскими, потому что поднимают голову те народы, чьи права подавлялись. Это в первую очередь курды в Ираке, Сирии, а также копты в Египте, берберы или амазиги, как они себя называют, в Северной Африке, далее — персы в государствах Персидского залива, африканцы в Мавритании. Уже этого достаточно, чтобы их движения могли взорвать арабский мир и отдельные арабские страны.

Когда говорят о внешнем воздействии на события в арабском мире, то привычно имеют в виду Запад, Соединенные Штаты Америки, НАТО. А ведь тут нужно в первую очередь говорить об Иране и Турции. Эти государства стремятся разыграть свою игру. Турция вмешивается во внутренние дела Сирии, Иран самым серьезным образом влияет на события в арабском мире, что очень хорошо видно в Ираке, в Сирии, в Ливане, а также в арабских государствах Персидского залива, Саудовской Аравии, Йемене… Во всех этих государствах есть шиитское меньшинство, в Бахрейне шиитов большинство, и здесь возникает серьезнейшая проблема, а именно формируется национально-освободительное или религиозно-освободительное движение шиитов. Суннитские монархии обвиняют Иран в прямом вмешательстве в эти события.

Ситуация в Бахрейне показывают, что, с одной стороны, там есть суннитская мобилизация, а с другой — шиитская. Любопытная вещь: зарубежные консульства Бахрейна выдают паспорта своей страны суннитам из других аравийских государств: Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов и т.д. Они даже могут оставаться жить у себя в Саудовской Аравии, но предполагается, что, когда в Бахрейне будут проходить выборы, обладатели новых паспортов, будучи гражданами страны, будут голосовать и тем самым составят фиктивное суннитское большинство граждан Бахрейна, где на самом деле шииты составляют большинство.

Таким образом, в исламском мире сложилась довольно сложная ситуация, которая не укладывается в понятие «революция». Как будет развиваться это сложное, комбинированное социально-политическое движение, сейчас очень трудно сказать, но, вероятнее всего, раздробление существующих государств по религиозно-этническому принципу. Распадение Ливии на две, а то и более частей; возможно распадение Сирии, не исключено это и в Саудовской Аравии. Уверен, карта Ближнего Востока в обозримом будущем станет как-то видоизменяться.